Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Жизнь и смерть Громобоя. Японская Война и фото красивейшего русского Крейсера "Громобой"

Кто ищет - тот найдёт!
Нашла ещё фотографии русского Крейсера "Громобоqй".
Оригинал взят у humus в Жизнь и смерти Громобоя

«Громобой» — броненосный крейсер Российского флота, принимавший участие в Русско-японской (в составе Владивостокского отряда) и Первой мировой войнах.
Построен на верфи Балтийского завода в Санкт-Петербурге по улучшенному проекту крейсера «Россия». Заложен 7 мая 1898 г., спущен на воду 26 мая 1899 г., вступил в строй в 1900 г.
МАНТРА: ВСЕ КЛИКАБЕЛЬНО


Громобой спуск на воду 8 мая 1899 г.
Громобой спуск на воду 8 мая 1899 г.

Collapse )

Сухаревская Башня в Москве была взорвавна 1934 года 7 ноября - ко Дню Рождения Троцкого.

Сухарева башня ко Дню Рождения Троцкого, приехавшего в Россию из Америки, после удачно провернутой и там революции в Мексике, была уничтожена 7 Ноября 1934 года, вместе с библиотекой Царьграда, которую перевезла Софья Палеолог в Москву и разместили Библиотеку Византии в огромных подвалах башни на Сухаревке - самом сухом месте Москвы. Строительство здания вокруг Башни ветров для моряков было завершено в 1692 году. Управление картографии после перевода в Питер училища переехало только в 1829 в Петербург, где строили новый корпус и Сухаревская башня - Старейшая башня ветров и маяк, после сожжения в 1812 году компасного зала и библиотеки с музеем, вновь была превращена в водонапорную башню откуда по акведукам в дома подавалась вода древнейших водопроводов Москвы для работы древнейшей канализации и ливнестоков в засуху. 7 Ноября 1934 года Морская Башня и здание построенное в виде корабля вокруг была взорвана и снесена с лица земли по указке Льва Троцкого или Лейбы Бронштейна в его День Рождения 25 Октября или 7 Ноября.

Сухарева Башня в Москве древнейшая в Мире Навигацкая Школа, где обучали гидрографии.
Сухарева Башня в Москве древнейшая в Мире Навигацкая Школа, где обучали гидрографии.
Collapse )

Интересно, где теперь великолепный русский клипер "Великая Княжна Мария Николаевна" - "Дунай"?

 В 1899 г.  клипер "Венера" или "Hesperus" построенный в Англии был направлен Российской Империей в Одессу для созданного Одесского торгового Училища на базе Военно-Морского училища города Одесса, созданного ещё в 1846 г. и закрытого в 1853. "Хесперус" был построен на той же верфи где наши предки строили и чинили свои знаменитые чайные клиперы, которые бороздили океаны именно из Англии. Со дня спуска на воду 11 ноября 1873 г. в течение почти 20 лет "Венера" работала на стандартных чайных клиперских трассах Давая практику курсантам ВМФ. И "Хесперус" был неплохим ходоком.

В России судно было названо торжественно-официально 

- "Великая Княжна Мария Николаевна".


Учебный клипер "Великая княжна Мария Николаевна"

Первым капитаном учебного клипера "Великая княжна Мария Николаевна" был назначен отставной капитан 2 ранга П. З. Балк, потомственный военный моряк, отменный специалист парусного дела и прекрасный наставник. С приходом на судно Балка служба и учеба сразу же оказались введенными в строгие военные рамки и практически ничем не отличалась от курсантской. 

В 1908 г. командование судном принял Д. А. Лухманов -  будущий основатель уже советской парусной школы. Под стать новому капитану был и его Старпом - старший помощник М. В. Васильев. Именно ими, наверное можно  были заложены основы нынешней школы торгового флота #СССР.

Collapse )

Нахимовские Училища СССР в Тбилиси, Ленинграде, Риге. С Днем Мореходок и Семь Футов под Килем!

В годы Великой Отечественной войны, опираясь на прошлый опыт организации подготовки кадров для армии и флота, были созданы нахимовские военно-морские училища по типу кадетских корпусов. Создание таких училищ было велением времени и стало важной страницей в истории советской армии и флота. Первоначально в училища, как правило, брали "детей воинов Советской Армии и Военно-Морского Флота, партизан, советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны". В них принимались мальчики в возрасте от 10 до 14 лет с общеобразовательной подготовкой соответствующей возрасту в объеме 2-6 классов начальной школы. Воспитанники училищ находились на полном государственном обеспечении. Им была установлена военно-морская форма одежды.
По инициативе Адмирала Кузнецова, в условиях жестокой борьбы с фашизмом Наша Страна изыскала возможность и окружила детей , оставшахся без родителей заботой и вниманием. Для этого были отозваны с действующих флотов и фронтов опытные педагоги и воспитатели, найдены удобные помещения для жилья и учебы, отобраны первые воспитанники.
Нахимовские военно-морские училища были образованы в соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКПБ от 21 августа 1943 года и были призваны для подготовки юношей к обучению в высших военно-морских учебных заведениях и последующей службе в Военно-Морском Флоте в качестве офицеров. Наименование "Нахимовские" эти училища получили в честь великого русского флотоводца адмирала Павла Степановича Нахимова, Героя Крымской войны 1853-1856 г. г. Он особенно дорог нашему народу тем, что максимум своих интеллектуальных и моральных сил отдал служению России в наиболее тяжелый промежуток времени от кровавого подавления восстания декабристов до Крымской войны. П.С.Нахимов был прогрессивным военным деятелем, признанным авторитетом в различных областях военно-морского дела, талантливым воспитателем моряков. "Из трех способов, - говорил он, - действовать на подчиненных: наградами, страхом и примером - последнее есть вернейший"
Нахимовские училища для подранков создавались в Тбилиси, Ленинграде и в Риге.
16 октября 1943 года - в Тбилиси;
21 июня 1944 года - в Ленинграде;
24 июля 1945 года - в Риге
Первым, приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота Н.Кузнецова от 16 октября 1943 г., было создано Тбилисское Нахимовское военно-морское училище.



Тбилиси:

Из первых воспитателей и преподавателей можно назвать Брусникина Евгения Васильевича, Ченчика Николая Филипповича, Мишина, Панина, Шайхетова Бориса Владимировича, Потапова Леонида Николаевича, Делюкину Татьяну Валентиновну, Грицак Ольгу Федоровну, Кельс и многих, и многих других, чьи имена в каждом сердце их воспитанников. А первыми, кого им пришлось воспитывать и учить, были юные фронтовики - сыновья полков и юнги, имевшие правительственные боевые награды. Назову юных героев всех училищ. Это участник героической обороны Севастополя Боря Кулешин и партизан Вася Чертенко, на детской груди которых сияли орден "Красной Звезды" и медали, у Васи Осадчего, папиного друга, сверкали три боевых медали, Боря Кривцов был награжден медалью "Нахимова", Костя Гавришин медалью "Ушакова", Петя Паровов орденами "Красной Звезды", "Славы 3-й степени" и медалью "За отвагу", юнга с торпедного катера Лялин, за проявленное мужество, награжден орденом "Красной Звезды". Им было в ту пору двенадцать - пятнадцать лет.

Выпуск Тбилисского Нахимовского Училища 1951
Распорядок жизни, быт, процесс обучения и воспитания совершенствовались постоянно, улучшалась материально-техническая база училища. Распорядок был казарменным: подъем, зарядка, занятия, обед, отдых, ужин, самоподготовка, свободное время, вечерняя прогулка, отбой. Быт был украшен концертами, подготовленными своими силами и приглашенными артистами. Выход училища в тот или иной театр, был всегда событием. В торжественном строю, под оркестр, нахимовцы шли по городу с песнями.
Знания получали сначала в слабо оборудованных помещениях, а затем в новых учебных классах и кабинетах по военно-морской подготовке, физике, химии, биологии, истории и географии, рисования и черчения, литературы и математике; трудовые навыки получали в столярных, радиотехнических и других мастерских. Была и трудовая практика. Нахимовцы ремонтировали дороги, занимались всевозможными хозяйственными работами, разгружали баржи с дровами, вагоны с углем и т.п. С каждым годом уроки становились все живее, интереснее и нагляднее. В классах и кабинетах постепенно стало появляться современное оборудование, разнообразные учебные пособия, кинопроекторы, магнитофоны и другая современная аппаратура. Обучали бальным и классическим танцам.
В училищах была создана такая обстановка для занятий, которая позволяла изучая теорию, развивать у воспитанников морские качества, прививать любовь к романтике службы на флоте и давать глубокие и всесторонние общеобразовательные знания. Большое внимание обращалось на строевую подготовку, так достигалась подтянутость, выправка, чувство локтя товарища и другие нужные для жизни каждого из нас навыки. Особую роль, безусловно, сыграла учебная практика, включающая в себя военно-морскую, общевойсковую и общефизическую подготовку.
В 1949 году была проведена Спартакиада суворовских и нахимовских училищ. На этом спортивном празднике Тбилисское нахимовское училище среди всех участников заняло 16 место, а среди нахимовских - первое.
Практические навыки, физическую закалку воспитанники всех училищ приобретали в летних лагерях на Черном море в поселке Фальшивый Геленджик, на Балтике, и в одном из живописных уголков на Карельском перешейке. В морских походах на шлюпках и кораблях проверялись моральные и физические качества каждого.
Одним из волнующих воспоминаний первых тбилисских воспитанников стало вручение училищу 1 апреля 1945 года начальником ВМУЗов легендарным генерал-майором А.Татариновым Знамени, под которым проходил потом большой, полный романтики путь всех поколений училища. Под этим Знаменем 1 мая 1951 года Тбилисское нахимовское училище впервые прошло на параде по Красной площади - главной площади страны. Первым знаменосцем стал один из первых нахимовцев, будущий акванавт нашего флота Юра Филипьев (Герой Советского Союза – позднее). В последующем нахимовцев стали традиционно приглашать в Москву на парады.

Тбилисское Нахимовское Военно-Морское Училище. Мой Отец - нижний справа

Ленинград.
Затем было создано Ленинградское Нахимовское военно-морское училище (постановление СНК СССР от 21 июня 1944 г.) В годы Великой Отечественной войны, опираясь на прошлый опыт организации подготовки кадров для армии и флота, были созданы суворовские военные и нахимовские военно-морские училища по типу кадетских корпусов. Создание таких училищ было велением времени и стало заметной страницей в истории советской армии и флота. Первоначально в училища, как правило, брали "детей воинов Советской Армии и Военно-Морского Флота, партизан, советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны". В них принимались мальчики в возрасте от 10 до 14 лет с общеобразовательной подготовкой соответствующей возрасту в объеме 2-6 классов начальной школы. Воспитанники училищ находились на полном государственном обеспечении. Им была установлена военно-морская форма одежды.
Страна в условиях жестокой борьбы с фашизмом нашла возможность и окружила детей войны заботой и вниманием. Для этого были отозваны с действующих флотов и фронтов опытные педагоги и воспитатели, найдены удобные помещения для жилья и учебы, отобраны первые воспитанники.
Нахимовские военно-морские училища (среднее учебное заведение закрытого типа), - были образованы в соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКПБ) от 21 августа 1943 года и были призваны для подготовки юношей к обучению в высших военно-морских учебных заведениях и последующей службе в Военно-Морском Флоте в качестве офицеров. Наименование "Нахимовские" эти училища получили в честь великого русского флотоводца адмирала Павла Степановича Нахимова, Героя Крымской войны 1853-1856 г. г. Он особенно дорог нашему народу тем, что максимум своих интеллектуальных и моральных сил отдал служению России в наиболее тяжелый промежуток времени от кровавого подавления восстания декабристов до Крымской войны. П.С.Нахимов был прогрессивным военным деятелем, признанным авторитетом в различных областях военно-морского дела, талантливым воспитателем моряков. "Из трех способов, - говорил он, - действовать на подчиненных: наградами, страхом и примером - последнее есть вернейший"е (Приказ Народного комиссара Военно-морского Флота от 21 июля 1945 г.).
Ленинград
Как вспоминал первый начальник Ленинградского Нахимовского военно-морского училища, тогда капитан 1-ого ранга, а впоследствии контр-адмирал Изачик Н.Г., он получил распоряжение от командования согласовать все организационные вопросы с руководством Ленинграда, подобрать удобное здание и необходимый персонал. Городские власти поддержали предложение военных моряков и обратились в правительство с предложением открыть самостоятельное училище, хотя сначала шла речь об открытии только филиала существовавшего уже Тбилисского Нахимовского военно-морского училища. Непросто было подобрать здание для размещения училища. Из нескольких вариантов Николай Георгиевич Изачик выбрал здание на берегу Невы и Большой Невки. Оно было построено в память основателя Российской империи и Российского флота как училищный дом имени Петра Великого. Его шпиль украшала фигура кораблика-галеры. Налицо были все флотские атрибуты. Этот выбор оказался удачным и все последующие годы нахимовцы глубоко благодарны первому начальнику за столь удачное размещение училища.
18 сентября 1944 г. состоялось первое зачисление в Ленинградское Нахимовское училище.
Кандидаты переходили в ранг воспитанников. Их первым делом стригли наголо, переодевали в матросскую форму и отправляли в лагерь. Организация была армейской: класс назывался взводом, два взвода (позднее - три, а потом и четыре) составляли роту; роты нумеровались от старшей - первой, куда входили семиклассники, до младшей - пятой, соответствовавшей третьему классу. Классы (или взводы) нумеровались двойной цифрой. Первая - номер роты, вторая - номер взвода в роте (вместо буквы в гражданской нумерации). Получалось непривычно и сложно, например: "воспитанник 13-го класса" означало, что он учился в 7-в классе, а "воспитанник 51-го класса" - соответственно в 3-а. В Тбилиси, к слову сказать, нумерация была трехзначной: номер роты, потом номер взвода, а третья цифра обозначала класс в общепринятом значении (десятый обозначался нулем). В классы (с третьего по седьмой) или, говоря военным языком, "по ротам" ребята определялись не с учетом возраста, а с учетом полученной ранее подготовки и имеющегося у них уровня знаний, поэтому одноклассники, как правило, отличались по возрасту, и разница доходила до четырех лет. Это были как раз годы, отнятые войной...
Воспитанник - первое официальное воинское звание, хотя в народе ребят сразу стали называть нахимовцами

.



Нахимовцы - участники войны, награжденные боевыми орденами и медалями
(слева направо): Г. Михайлов, К. Гавришин, В. Федоров, П. Паровов, А. Старичков, Н. Сенчугов.
Collapse )

Занятия в летнем лагере. 1940-е гг.


В кабинете военно-морской подготовки на крейсере "Аврора". нач. 1950-х гг.

Пункт для голосования на крейсере "Аврора". нач. 1950-х гг.

Юные нахимовцы. кон. 1940-х гг.
Капитан 1-го ранга Л. А. Поленов среди нахимовцев на шхуне "Бакштаг". Фото Н. П. Янова. 1947 г.

Нахимовцы у Адмиралтейства. 1948 г.

Нахимовцы на первомайском параде на Дворцовой площади. 1946 г.

Нахимовцы на первомайском параде в Москве. 1950 г. Тбилисское Нахимовское Училище

Преподаватель М. М. Рожков проводит занятия по военно-морской подготовке. 1945 г.

Нахимовцы знакомятся с моделью крейсера "Память Азова". 1944 г.

Обучение бальным танцам. Нахимовец В. Осипчук и ученица 50-й школы Э. Коробова. 1948 г.

Обучение бальным танцам. Фигурная полька. 1947 г.

Обучение бальным танцам. Па-де-катр. 1947 г.

Практические занятия по военно-морской подготовке. 1945 г.

Практические занятия по военной топографии. Фото Н. П. Янова. 1947.

Нахимовцы учатся вязать морские узлы. 1949 г.

Нахимовцы передают сообщение с помощью флажного семафора. 1961 г.

Отличники по стрельбе из боевой винтовки: Г. Бакуров, Ю. Орлов, В. Беляев, Э. Ноль, И. Сидоров. 1947 г.

В летнем лагере. Перед купанием. 1950 г.

Нахимовец дает сигнал подъема в лагере. Фото И. А. Бродского. 1952 г.

Подготовка шлюпки к походу. 1948 г.


Занятия на шхуне "Надежда". 1948 г.




Постановка кливеров на шхуне "Надежда". 1948 г.



Занятия по военно-морскому делу. 1949 г.

Воспитанники училища развешивают скворечники, как на мачте Корабля уверенно себя чувствуют. 1959 г.

Начальник училища контр-адмирал Г. Е. Грищенко среди нахимовцев. 1958 г.

Выпускник училища 1948 г. лейтенант Р. А. Зубков среди юных нахимовцев. Фото А. И. Бродского. 1952 г.

Группа выпускников училища у входа в главный корпус. Фото А. И. Бродского. 1952 г.

Начальник училища Г. Е. Грищенко на лагерном сборе. Фото 1952 г.


Физкультурный парад в честь второй годовщины училища. 1946 г.


Испытание моделей. Фото А. И. Бродского. 1952 г.

Нахимовцы Ю. Климов и В. Ушаков демонстрируют модель линкора "Адмирал Сенявин" контр-адмиралу В. Е. Егорьеву. Фото И. А. Бродского. 1952 г.



В кабинете физики. 1965 г.



Преподаватель Н. А. Груздова проводит занятия по математике. 1961 г.



Концертный номер "Памятник погибшим морякам-героям". 1964 г.


Ветеран Великой Отечественной войны мичман П. А. Буденков среди воспитанников училища. 1958 г.

Группа Зарубежных кадет с нахимовцами у здания Нахимовского Военно-Морского Училища. Ленинград.

Рига
Реальное формирование Рижского Нахимовского Военно-Морского училища началось 30 августа 1945 года, когда создавалась организационная структура, подбирался офицерский, старшинский и преподавательский состав, благоустраивались учебные и жилые помещения, интенсивно и целенаправленно осуществлялся набор учащихся - все эти мероприятия позволили своевременно начать учебный процесс.
1 января 1946 года считается официальной датой рождения Рижского Нахимовского Военно-Морского училища.



Начальник  Рижского  Нахимовского  училища капитан 1 ранга Безпальчев Константин Александрович
Нагрузка была значительная. Кроме общеобразовательных предметов, изучали три иностранных языка (французский, английский, немецкий). Были уроки пения, музыки, танцев.
Помимо основных дисциплин в училище уделялось большое внимание культурному развитию. Воспитанники бывали в театрах. В гости приезжали знаменитости - артистки Алла Тарасова, Любовь Орлова, кинорежиссеры...

Выход Рижского Нахимовского училища на первомайский парад.1947 год.
Знаменосец —  Сергей  Гладышев.
Ассистенты:  слева—Альберт Акатов,    справа — Феликс Мартинсон

В 1946 году в результате чудовищной судебно-административной ошибки, Адмирала Н.Г.Кузнецова, являвшегося тогда Наркомом ВМФ, понизили в воинском звании до вице-адмирала, сняли с занимаемой должности и назначили начальником Управления ВМУЗ, где он находился несколько месяцев. В конце 1947 года Н.Г.Кузнецов посетил с инспекцией  Рижское нахимовское училище. Там конечно обалдели. Вскоре справедливость была восстановлена, Н.Г.Кузнецов в 1951 году был назначен на должность Военно-морского министра, а с 1953 года - Главнокомандующего ВМС с присвоением в 1955 году звания адмирал флота Советского Союза. Однако в 1956 году вторично совершенно незаслуженно попал в опалу: разжалован до вице-адмирала, снят с должности и уволен в отставку. Скончался в 1974 году. Только благодаря твёрдой настойчивости и неутомимой активности ветеранских организаций и военно-морской общественности Н.Г.Кузнецов в 1988 году посмертно был восстановлен в воинском звании адмирал флота Советского Союза. Это человек, благодаря которому у нас были лучшиее Нахимовские Училища, где воспитаны сотни тысяч лучших офицерских кадров для флота.

Николай Герасимович Кузнецов - великий флотоводец Советского Союза

Звания Героя России удостоены трое воспитанников Ленинградского Нахимовского: Александр Берзин, за которым прочно укрепилось звание "подводник от Бога"; Всеволод Хмыров, награжденный за испытание новой техники; Тимур Апакидзе, который "мог летать на всем, что могло летать". Лишь изредка в восторженных описаниях их жизненного пути можно встретить хотя бы короткое: "Окончил Нахимовское училище", а ведь именно здесь они делали свой первый шаг к подвигу.
Никто не знает, сколько выпускников Нахимовского училища погибло и сколько осталось в живых в безмолвной войне за достижение паритета на море. Но они были везде. Во время Карибского кризиса выпускник 1949 г. Б.А. Кузнецов находился на подводной лодке у берегов Америки (награжден орденом Красной Звезды). Были нахимовцы и на полигонах, где взрывались мощные ядерные бомбы, и в Чернобыле, и в Афганистане, и в других горячих точках планеты.
На первой советской атомной подводной лодке "К-3", которая в июне 1962-го достигла Северного полюса, служил с первых дней ее драматической истории до аварии 1967 г. штурман Олег Певцов (выпускник Ленинградского Нахимовского училища 1952 г., награжден орденом Ленина). Восьмым командиром этой лодки (уже носившей имя "Ленинский комсомол") в 1984-1986 гг. был Олег Бурцев, нахимовец выпуска 1970 года, будущий вице-адмирал. Со времени появления первых атомных лодок, возможно, на той же "К-3", начинал в 1956 г. свою службу Эрик Ковалев, а в 1969-м он командовал лодкой, впервые в истории нашего флота погрузившейся на глубину 400 метров. Выходы в море происходили в обстановке острого противоборства с американским подводным флотом. 21 июля 1970 г. командир атомной подводной лодки К-108 Борис Багдасарьян (которого капитан 1-го ранга Изачик чуть было не выгнал из училища) на боевой службе столкнулся с подводной лодкой США, которая упорно следила за нашей. Корпус советской подводной лодки оказался прочнее американской, у Бориса дома в качестве "сувенира" хранится кусок обшивки "американца". А командиром лодки К-219 во время аварии 1986 г., случившейся у самых берегов Америки, был также нахимовец (выпуск 1968 г.) Игорь Британов. На его лодке произошел взрыв в ракетной шахте. Лодка затонула в районе Бермудских островов, но благодаря мужеству и самопожертвованию экипажа была предотвращена экологическая катастрофа. Вместе с благодарностью американского народа Британов получил извинения от командования Военно-морских сил США.
Во время аварии на атомной лодке "Комсомолец" 7 апреля 1989 г. погиб штурман капитан-лейтенант Михаил Смирнов, проявили мужество Андрей Махота, командир группы БЧ-3 лейтенант Константин Федотко (выпуск 1982 г.). Во время аварии 7.04.1989 г. он был на борту и остался жив, награжден орденом "Красного Знамени". Все они - бывшие нахимовцы.
В обследовании места аварии лодки участвовал ветеран флота, специалист по глубоководным погружениям Леонид Лей, выпускник Нахимовского училища 1951 г.
На подводной лодке "Курск", гибель которой потрясла весь мир, нахимовцев было шестеро. К сожалению, есть в истории училища и такие вехи...
С 1955 действует одно Нахимовское Училище в Ленинграде, ныне это уже город Санкт-Петербург.


Крейсер «Аврора» и Нахимовское Военно-Морского Училище в Санкт-Петербуге



 С Днем Мореходных Училищ! С Праздником! Счастья, Здоровья, Любви и семь футов под Килем!

Кадеты Петроградского Морского училища и Севастопольского Морского кадетского корпуса. ВВМУ Фрунзе



 Продолжение.
Большинство бывших кадет Петроградского Морского училища прошений о приеме в корпус не подало. Они полагали, что имеют полное право быть первыми  приглашенными на учебу  во вновь открывшийся корпус. Кадеты Севастопольского Морского кадетского корпуса также считали, что они должны  быть возвращены в свое здание в первую очередь. Но у них не было еще среднего образования, о котором говорилось в объявлении о наборе в корпус. В начале октября в корпус стали съезжаться будущие гардемарины и кадеты. Директором корпуса был назначен контр-адмирал С.Н.Ворожейкин. Н.Н.Машуков за свою кипучую деятельность по восстановлению Морского кадетского корпуса был произведен в капитаны 2-го ранга, но он не согласился с назначением нового директора и ушел на должность командира корабля. 21 октября 1919 г. в корпусе начались занятия. На торжественном обеде по случаю открытия корпуса Н.Н.Машукову была устроена овация.  

Гардемарины были одеты в английскую пехотную форму, предоставленную корпусу англичанами, находившимися в это время в Севастополе. Кроме русских кокард никаких знаков отличия на фуражках не был. По отзывам бывших выпускников Морского корпуса, новые гардемарины совсем не были похожи на прежних. Но постепенно воспитатели и преподаватели сделали свое дело, и  рота гардемарин превратилась в настоящих моряков.  В Севастополе в это время не было проблем с преподавателями. По многим предметам приходилось принимать преподавателей на конкурсной основе. Все практические занятия проводились непосредственно на боевых кораблях.

С января 1920 г. в связи с приближением фронта Морской корпус был объявлен на осадном положении. Гардемаринская рота несла службу по охране Морского собрания и участка местности, прилегающего к корпусу. В мае гардемарины сдали годовые экзамены, а в июне им был дан отдых перед плаванием. В июле-августе гардемарины и кадеты  получили практику в морских плаваниях.  К осени ситуация в Севастополе стала ухудшаться, в первую очередь это сказалось на питании кадет, при приготовлении пищи перешли на консервы и  перловую кашу. 28 октября в 4 часа утра поступил приказ об эвакуации  Крыма. Узнав об эвакуации, в корпус вернулись все воспитанники, находившиеся в  отпуске. В течение нескольких дней происходила погрузка имущества корпуса на баржу «Тилли» и  линкор «Генерал Алексеев». На баржу было погружено стадо коров, свиньи, бараны. Часть кадет погрузилась на вспомогательный крейсер «Алмаз». В ночь с 31 октября на 1 ноября корабли, на которые были погружены кадеты, снялись с якоря и взяли курс на порт Бизерта в Тунисе. На 126 судах эскадры Черноморского флота в дальний поход, в неизвестность, отправилось около 150 000 человек.

Во время перехода гардемарины несли на кораблях караульную службу, выполняли роли сигнальщиков  и другие обязанности, которые на них возлагали офицеры кораблей. Питались кадеты консервами, которые были предоставлены русской армии  союзниками, хлеба не было, зато выдавалась вареная картошка. Помещение, выделенное на линкоре для кадетской роты в 115 человек, было очень тесным и кадетам приходилось сами проявлять смекалку для того, чтобы найти место для ночлега. После длительной стоянки в Константинополе и  пополнения запасов продовольствия и топлива и длительного перехода в конце декабря 1920 г. линкор «Генерал Алексеев» прибыл  в порт Бизерта, Тунис. По пути следования моряки линкора отдали почести героям Наваринского сражения в Эгейском море. Рота кадет съехала на берег и провела торжественный  молебен по погибшим под Наварином русским морякам.

По приходе в Бизерту на всех судах по указанию французских властей был поднят карантинный флаг, и сообщение с берегом было строго запрещено. Вокруг эскадры ходили французские сторожевые катера. Однако вскоре была достигнута договоренность о снятии карантина и размещении русских моряков в фортах Джебель-Кебир и Сфаят. В связи с переходом корпуса на берег была произведена новая организация гардемаринских рот. Гардемаринская рота Владивостокского морского училища получила название 1-й роты, Севастопольская рота осталась 2-й, часть сводной роты, пополненной из находившихся  на эскадре  кадет сухопутных кадетских корпусов, стала 3-й ротой. 13 января 1921 г. начался съезд на берег. 1-я рота под звуки барабана стройными взводными колоннами первой отправилась к месту новой дислокации в форте Сфаят. Остальные роты разместились в форте Джебель-Кебир. 3-я рота вскоре ушла в плавание, где кадеты после экзаменов были произведены в младшие гардемарины. Общее управление корпусом осуществлял вице-адмирал А.М.Герасимов. Вскоре из 15-летних кадет был образован «особый взвод», который должен был заниматься по ускоренной программе. Постепенно отношения между малознакомыми  гардемаринами и кадетами приобрели нормальный характер.

Главной заботой в Бизерте был вопрос питания 500 человек. Французы выделяли минимальное количество денег на питание кадет и персонала корпуса. Жены офицеров, находившихся в Бизерте, сшили для кадет летнюю одежду, головные уборы на манер тех, что носили американские матросы, сделали парусиновые туфли. В корпусе начались учебные занятия. В казематах форта были устроены специальные классы, для преподавания французского языка были приглашены  учителя-французы. Из-за отсутствия учебников каждый преподаватель сам писал свой курс. В старших классах в ущерб артиллерии и минного дела был усилен курс высшей математики и введен курс «Истории русской культуры». В летние жаркие дни количество учебных часов сокращалось с 8-ми до 3-х. Все хозяйственные работы по уборке помещений, обслуживанию походной кухни, чистке овощей, стирке белья выполняли сами кадеты. Дядек в Бизерте не было. Уровень обучения в Бизерте оказался настолько высоким, что многие кадеты впоследствии успешно выдержали вступительные экзамены  в технические ВУЗы Франции, Бельгии, Чехословакии.

По очереди кадеты и гардемарины ходили в плавание на учебном судне «Моряк». В  начале лета 1921 г. после сдачи экзаменов 17 гардемарин-экстернов получили аттестаты об окончании курса Морского кадетского корпуса. Постепенно улучшалось материальное положение корпуса. Настроение кадет стало более оптимистичным, они стремились успешно завершить обучение в корпусе. Однако от французских властей поступило указание в течение 1922 г. сократить личный состав эскадры и ликвидировать гардемаринские роты.

В марте 1922 г. значительная часть старших и корабельных гардемарин покинула Бизерту и отправилась в Прагу для продолжения учебы в чешских высших учебных заведениях.  30 июня состоялся последний экзамен по астрономии в бывшей 2-й роте и в ту же ночь был торжественно похоронен «Наутикаль альманах». 65 воспитанников, окончивших эту роту, были произведены в корабельные гардемарины.

Традиция похорон Альманаха сохранилась со времени пребывания Морского корпуса в России. Обычно болезнь Альманаха  начиналась дня за два до окончания экзаменов по мореходной астрономии. Бюллетени о его здоровье вывешивались на английском языке. У помещения старшей роты вывешивался флаг «мыслете» («тихий ход»), и все роты шли в строю на носках, несмотря на приказания офицеров «Тверже ногу!». Пение и громкие разговоры прекращались, команды фельдфебелей и унтер-офицеров подавались вполголоса. Жизнь всех рот протекала так, как будто в доме был тяжело больной, которого нельзя беспокоить. Листки с температурой больного появлялись в самых необычных местах.

В день экзамена по астрономии здоровье больного резко ухудшалось, а когда заканчивался экзамен, больной умирал, о чем корпус немедленно извещался траурным объявлением. Альманах укладывался в бумажный гроб, где он пребывал до похорон. Похороны проходили тайно, так чтобы никто из посторонних не мог их видеть. У умершего Альманаха была вдова, роль которой исполнял гардемарин, отвечавший по астрономии последним. Вдова безутешно рыдала, ее успокаивал «адъютант корпуса». Всю церемонию вел Нептун, окруженный  свитой. В церемонии принимали участие хор плакальщиц, во всем белом, почетный караул, представители от Гринвича, Пулкова и от «шпаков», две артиллерийские батареи с сильными голосами, в костюме Адама, с маленькой повязкой на бедре. Присутствовало все «корпусное начальство». Приглашались по три представителя от каждой роты. Проходило отпевание  покойного. Нептун произносил высокую речь в хвалу Альманаха, используя астрономические и математические термины. Под конец службы произносилась анафема всем, кого кадеты не любили. Жрец торжественно поджигал Альманах, который горел под залпы орудий. Вся церемония заканчивалась парадом. На следующий день никто ни слова не говорил о торжестве, как будто его и не было. У гардемарин подобным образом проходили похороны «шпака» (гражданского лица, ничего несмыслящего в морском деле).

После ухода 2-й роты из Джебель-Кебира  там была упразднена столовая, кадеты 3-й роты ходили строем питаться в форт Сфаят. Курс обучения в этой роте был сокращен, и      6 ноября 57 гардемарин этой роты были произведены в «корабелы». Благодаря поддержке русских эмигрантов почти всем окончившим в Бизерте кадетский корпус были предоставлены стипендии для продолжения обучения в ВУЗах  Франции и Чехословакии. С начала 1923 г. корпус официально был переименован в «Сиротский дом», но для всех воспитанников, преподавателей и офицеров он продолжал оставаться Морским корпусом.

В июне 1923 г. получили среднее образование и были произведены в гардемарины 33 кадета 4-й роты. Большинство из них начинало учебу в корпусе еще в Севастополе. На учебном судне «Моряк» они прошли хорошую морскую подготовку. По окончании плавания на этом судне сентябре 1922 г. по указанию командования корпусом с судна было снято все вооружение и снесено на берег все ценное оборудование. Это было последнее судно Черноморского флота, плававшее под Андреевским флагом. В октябре 1924 г. были произведены в гардемарины 58  воспитанников, поступивших в корпус  еще в Севастополе. В 1925 г. Морской корпус закончили последние две кадетские роты. 1-ое мая было последним учебным  днем Морского корпуса. В Бизерте кадетский корпус окончило 300 человек.

Приказом по Морскому корпусу № 51 от 25 мая 1925 г. корпус ликвидировался. В последнем приказе директора Морского кадетского корпуса вице-адмирала А.М.Герасимова говорилось: «1 мая мы в корпусе закончили занятия согласно преднамеченному расписанию; 5 мая разослали почти всех наших кадет к их родственникам или опекунам. 25 мая считаю днем окончательной ликвидации Морского корпуса, просуществовавшего в Бизерте 4 с половиной года. Я могу пожелать всем уходящим моим бывшим сотрудникам по корпусу наилучшего устройства их личной судьбы. Наградой же за их службу и работу в корпусе пусть будет сознание честно по отношению к отечеству исполненного долга и та благодарная память кадет, которая сохранится у последних о всех положивших свой труд и заботы на их пользу». 

В 1951-м году, за рубежом, было отмечено 250-летие со дня основания Навигацкой школы. 19 ноября (6 ноября по ст. стилю), в день праздника Морского корпуса каждый год, во всех местах своего рассеяния, собирались уцелевшие седые «императорские навигаторы» и после молебна святому Павлу Исповеднику, за традиционным жареным гусем, не забыв и «чару зелена вина», в дружеской беседе вспоминали  дела давно минувших дней. Выпускник Морского корпуса Леонид Павлов в своих воспоминаниях приводит традиционный тост, который ветераны корпуса произносили во время этих встреч:

Молча вспомним всех почивших,

Тост второй — за нас учивших,

Кто о долге нам твердил,

Дисциплину , честь развил.

А за прочих выпьем дружно,

Чтобы не были недужны,

Чтоб успех в делах имели,

Чтобы долго не старели,

Чтобы Родину любили,

Ей служить готовы были.

Чтоб Господь послал «шестого»,

В зале Корпуса родного,

Вновь за гусем праздник встретить

И на гимн — «ура» ответить!



Морской корпус, подвергшийся за годы своего существования многочисленным преобразованиям и изменявший неоднократно свое название в зависимости от требования времени, с первых лет давал флоту доблестных, образованных офицеров. Помимо службы на флоте воспитанники корпуса принесли неоценимую пользу России и в других областях государственной деятельности. Приведенные выше списки лиц, прославивших Морской корпус и российский флот, можно было бы значительно продолжить за счет тех выпускников, которые  внесли огромный вклад в дело кораблестроения, русской артиллерии, развития инженерного искусства. В Морском корпусе получили образование почти все выдающиеся моряки российского флота. Известно, что адмирал С.О.Макаров окончил Морское училище в Николаевске-на-Амуре и его учили выпускники легендарного Морского училища в Санкт-Петербурге.
Боевые подвиги флота всегда побуждали воспитанников Морского корпуса к совершенствованию своей подготовки, к стремлению укрепить славу флота своими делами. В стенах Морского Корпуса подготовлено не одно поколение моряков, прославивших Россию своими подвигами на морях и океанах. Не  забудем  и  о  том, что  Морской  корпус – старший  брат  в  семье всех последующих  российских  кадетских  корпусов и вёл  свою  генеалогию  от  Навигацкой  школы Петра  Великого созданного в 1701 году в Москве.

Краткая  библиография:

«Колыбель флота, Навигацкая школа – Морской корпус». К 250-ти летию со дня основания Школы математических и навигацких наук (1701-1951 гг.), Издание Всезарубежного объединения морских организаций, Париж, 1951 г., 328 с.
Березовский Н.Ю., Доценко В.Д., Тюрин Б.П., «Российский императорский флот», 1696-1917, военно-исторический справочник, М., «Русский мир», 1993 г., 272 с.
Плеханов А.М., Попов А.А. «Наследники Суворова», М., «Русич», 280 с.
Крылов В.М., «Кадетские корпуса и российские кадеты», Спб., 1998 г., 672 с.
Веселаго Ф.Ф. «Очерк истории Морского кадетского корпуса», с приложением списка воспитанников за 10 лет. С портретами и рисунками форм обмундирования, Спб., 1897., 208,143 с.
Корбуев Н. «Обзор преобразований Морского кадетского корпуса с 1852 г.», с приложением списка выпускных воспитанников 1753-1896 гг. – Спб., 1897., 90. 431 с.
Коротков А.С. «Морской  кадетский корпус», краткий исторический  очерк, Спб., 1901, 227 с., ил.
Павлинов А. «Список окончивших в Морском кадетском корпусе с 1897 по 1905 г., Спб., 1905, 47 с.
Шильдкнехт Е.Н. «Морской корпус», Военная энциклопедия, Спб, 1914, т.16, сс. 431-434, библиография, ил.;
«Военная быль», Издание общекадетского объединения, №№ 17, 23, 24, 27, 63, 75, 94, 107, 113, 116, 117;
http://cadethistory.ru/morskoy--kadetskiy-korpus-1752

С 1906 г. Морской кадетский корпус стал именоваться опять Морским корпусом. История ВВМУ Фрунзе.

Продолжение

С 1906 г. Морской кадетский корпус стал именоваться опять Морским кор­пусом. Три старших роты получили название гардемаринских, младший специальный класс получил якоря на погоны. В корпусе прошли преобразования в сторону большего изучения боевых средств и тактики флота. 6 ноября гардемарины были впервые приведены к присяге и стали считаться состоящими на действительной военной службе. Это нововведение произвело такое впечатление на воспитанников, что некоторые из них ушли из корпуса, получив аттестаты о среднем образовании.



 В начале мая 1908 г. новый выпуск карабельных гардемарин прибыл  в отряд кораблей, стоявших на рейде острова Сицилия. 28 мая, узнав о том, что столица  Сицилии Мессина разрушена землетрясеннием, командир эскадры контр-адмирал В.И.Литвинов принял решение об оказании помощи жителям Мессины. Русские моряки оказали городу и его жителям неоценимую помощь в разборе завалов, в спасении лиц, оказавшихся под обломками домов. Впоследствии выпуск гардемарин 1908 г. был назван «Мессинским». В 1910 г. утверждается знак для окончивших Морской корпус. В это же время, при директоре контр-адмирале А.И.Русине, высочайшей резолюцией Морской корпус был назван «Старой гвардией», а оркестр корпуса получил особые флейты. Корпусу были возвращены все знамена, хранившиеся в морском музее.

Новыми правилами приема определялось, что к поступлению в младший общий класс допускаются юноши 14-16 лет, в т.ч. сыновья гражданских чинов не ниже VIII класса Табеля о рангах, священнослужителей, армейских офицеров, лица с высшим образованием. Штат воспитанников был увеличен до 750 человек. В строевом отношении корпус подразделялся на шесть рот (три общеобразовательных кадетских класса и три специальных гардемаринских класса), объединенных в батальон.

В гардемаринских классах изуча­лись навигация, электротехника, кораблестроение, морская съемка, химия, физика, физическая география, пароходная ме­ханика, электротехника, радиотелеграфия, морское дело (морская практика), минное дело, девиация компасов, военно-морская администрация, законоведение, артиллерия, теория корабля, фортификация, история военно-морского искусства, мореходная астрономия, морская тактика, основы военно-морской стратегии, гигиена, французский, английский и русский языки, Закон Божий, аналитическая геометрия, теоретическая механика, начала дифференциального и интегрального исчисления. Практическое обучение проводилось в кабинетах и лабораториях: физики, электротехники, минного дела, химии, девиации компасов, в учебной артиллерийской батарее и учебной радиостанции, музее моделей. Здесь были установлены образцы современного вооружения и корабельных технических средств.
 Большое внимание уделялось физической подготовке, в 1912 г. прошла первая спартакиада воспитанников. Большое воспитательное и эмоциональ­ное воздействие на кадет оказывали богатая картинная галерея, отображавшая славные страницы Российского флота, многочисленные модели кораблей, мраморные доски с занесенными на них именами воспитанников –  Георгиевских кавалеров и павших в боях за родину. Воспитанники кадетских общеобразовательных классов ежегодно плава­ли на учебных парусных и паровых судах, исполняли обязанности матро­сов. Гардемарины практиковались на кораблях Учебного отряда корпуса (крейсеры «Аврора», «Диана», канонерские лодки «Грозящий», «Храбрый», три миноносца), где допускались к работе вахтенных офицеров, производили учебные стрельбы и минные постановки, изучали машины и механизмы, навигацию, астрономию, вели прокладку курса и т.д.

После 3-го специального класса гардемарины сдавали выпускные экзамены и производились в корабельные гардемарины. В этом качестве они направлялись в годичное загранплавание вокруг Европы в Средиземное море на современных линкорах и крейсерах Балтийского отряда. При возвращении в Либаву особая флотская комиссия принимала, экзамен, после которого корабельные гардемарины производились в мичманы.

Принятая царским правительством в 1909 г. обширная судостроительная программа усиления флота, включавшая постройку 7 линкоров, 4 линейных крейсеров, 10 крейсеров, 85 эскадренных  миноносцев и 24 подводных лодок, заставила  Военное министерство реорганизовать систему подготовки и пополнения флота офицерами. Морской корпус в одиночку не мог справиться с этой задачей.
В 1911 г. особой комиссией под председательством контр-адмирала Ливена было принято решение о преобразовании морских военно-учебных заведений. Морской корпус в соответствии с предложениями Ливена  делился на два самостоятельных учебных заведения: Морской корпус в Петербурге из трех специальных классов и Морской кадетский  корпус в Севастополе из четырех младших классов, соответствовавших четырем старшим классам  кадетских корпусов.

В 1913 году для молодых людей, получивших среднее образование и избравших морскую карьеру, были созданы Морские юнкерские классы, преобразованные в 1914 г. в Отдельные гардемаринские классы, специальное военно-морское учебное заведение для подготовки строевых офицеров флота.  Продолжительность обучения составляла 32 месяца, включая и практическое плавание.

Гардемарины по правовому положению приравнивались к юнкерам военных училищ. Строевое обучение проводили инструктора из числа офицеров и унтер-офицеров гвардейских частей. Классы комплектовались студентами высших учебных заведений, на учебу принимались лица всех сословий. Срок обучения составлял  три  года, подготовка осуществлялась по программе специальных классов Морского корпуса. Воспитанникам была присвоена форма одежды гардемарин Морского корпуса, за исключением погон черного цвета, что послужило основанием называть учащихся ОГК «черные гардемарины».

Классы подчинялись директору Морского корпуса, но непосредственное руководство ими осуществлял капитан 1-го ранга С.И.Фролов. Занятия вели в основном преподаватели Морского корпуса. Ежегодно гардемарины направлялись для летнего плавания на корабли Сибирской флотилии. Отдельные гардемаринские курсы произвели единственный выпуск офицеров в марте 1917 г., получивший официальное наименование «Первый выпуск мичманов свободной России». Среди выпускников ОГК следует отметить адмирала флота Советского Союза И.С.Исакова, командующего в годы гражданской войны Волжской военной флотилией, будущего дипломата Ф.Ф. Раскольникова, известного советского писателя Леонида Соболева. Курсы были упразднены 7 марта 1918 г.

Для лиц, получивших высшее образование и желавших служить на флоте, были созданы роты «юнкеров флота», переименованные позже в «гардемарин флота». По имени устроителя и директора курсов генерал-майора П.Н.Вагнера роты получили название «Вагнеровских курсов». Курсы имели отделения: морское, механическое, кораблестроительное и позже гидрографическое.
 За 1907-1913 гг. из Морского корпуса было выпущено 765 корабельных гардемарин. В январе 1914 г. в кор­пусе обучалось 756 кадет и гардемарин, в числе которых были и великие князья Андрей Александрович и Федор Александрович. В связи с началом Первой мировой войны летом и осенью 1914 г. было произведено два досрочных выпуска численностью в 259 человек с присвоением звания мичмана. 6 ноября 1914 г. Николай II лично принимал парад в Морском корпусе по случаю корпусного праздника и назначил шефом корпуса Наследника Цесаревича. Белые погоны воспитанников были украшены вензелем, а корпус стал именоваться «Морским Его Императорского Величества Наследника Цесаревича корпусом». Время пребывания в корпусе было сокращено до пяти лет, в офицеры производили после окончания среднего специального класса. В 1915-1917 гг. корпус закончили 500 офицеров.

 1916 г. в Морском корпусе  начались преобразования.   Корпус был  разделен  на две части - кадетские роты и собственно Морской корпус. Общеобразовательные кадетские роты  переВводилась в Севастополь, где создавался Морской кадетский корпус.   Незамерзающее море должно было позволить кадетам во время учебного года проходить практику на учебных и боевых кораблях, более продуктивно изучать морское дело.

Морской корпус в Питере в связи с открытием Морского кадетского корпуса в Севастополе переименовывался в Морское Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича училище,  состоявшее из специальных классов. С 1917 г. прием в кадетские роты в Санкт-Петербурге должен был быть прекращен. В Морском училище в специальных классах оставались только три гардемаринских роты.

Февральскую революцию кадеты Морского училища не приняли. Они не верили в отречение Николая II от престола и долго скрывали вензеля на погонах под башлыками. 28 февраля солдаты запасного батальона Лейб-гвардии Финляндского полка и рабочие  попытались проникнуть на территорию училища и захватить там пулеметы, винтовки и патроны, которые якобы в большом количестве хранились на территории училища. Гардемарины и кадеты в здание никого не допустили. У дверей и ворот здания была выставлена охрана. В ночь на  1 марта кадетам было приказано разойтись по домам до получения письменного извещения. Те, у кого не было родственников в  Петербурге, были оставлены в корпусе и сведены в специальные группы. Родителям кадет были разосланы письма, в которых они извещались об изменениях в подготовке и воспитании кадет, им предлагалось решить вопрос о дальнейшем пребывании в корпусе их сыновей.



Директорами Морского корпуса в разное время были:

1.   Капитан 1-го ранга А.И.Нагаев (1752-1760);
2.   Капитан 1-го ранга Ф.Ф.Милославский (1760-1762);
3.   Адмирал И.Л.Голенищев-Кутузов (1762-1802);
4.   Контр-адмирал П.К.Карцов (1802-1825);
5.   Вице-адмирал П.М.Рожнов (1825-1826);
6.   Адмирал И.Ф.Крузенштерн (1826-1842);
7.   Вице-адмирал Н.П.Римский-Корсаков (1842-1848);
8.   Вице-адмирал Н.Г.Казин (1848-1851);
9.   Контр-адмирал Б.А.Глазенап (1851-1855);
10. Вице-адмирал А. К. Давыдов (1855-1857);

11. Контр-адмирал С.С.Нахимов (1857-1861);

12. Контр-адмирал В.А.Римский-Корсаков (1861-1871);

13. Контр-адмирал А.П.Епанчин (1871-1882);

14. Вице-адмирал Д.С.Арсеньев (1882-1896);

15. Контр-адмирал А.Х.Кригер (1896-1901);

16. Контр-адмирал А.И.Даможиров (1901-1902);

17. Контр-адмирал Г.П.Чухнин (1902-1905);

18. Контр-адмирал Н.А.Римский-Корсаков (1905-1906);

19. Капитан 1-го ранга С.А.Воеводский (1906-1908);

20. Контр-адмирал А. И. Русин (1908-1913);

21. Контр-адмирал В.А.Карцев (1913-1917);

22. Генерал-лейтенант А.М.Бригер (1917-1918).

 При Временном правительстве учебное заведение стало именоваться Морским училищем. 2 апреля 1917 г. занятия в училище были продолжены. 27 мая был произведен выпуск в мичманы 147 старших гардемарин. Гардемарины и кадеты были распределены для плавания по различным судам всех флотов. Младшая гардемаринская рота училища  вместе с младшей гардемаринской ротой Отдельных Гардемаринских классов («черные гардемарины») в сентябре 1917 года была отправлена  для практического плавания на Дальний Восток. Когда в 1919 г. по приказанию адмирала Колчака во Владивостоке было открыто Морское училище, в него были направлены все бывшие воспитанники военно-морских учебных заведений, оказавшиеся на Дальнем Востоке.

После многих перипетий и в уменьшенном составе часть этих двух рот за несколько дней до эвакуации кадетских корпусов из Крыма в 1920 г. прибыла на посыльном судне «Якут» в Севастополь. Гардемарины, завершившие курс Морского корпуса в Сингапуре в апреле 1920 г., были произведены в Севастополе в корабельные гардемарины, а в ноябре того же года, уже за рубежом – в мичманы. Кадеты, принятые в Морское училище во Владивостоке, образовали впоследствии 1-ю роту  Морского корпусе в Бизерте. В этой роте  было несколько бывших кадет Морского училища  из Петрограда.

Летом 1917 года Временное правительство по инициативе генерал-лейтенанта Кладо решило закрыть Морской кадетский корпус в Севастополе и Морское училище в Петрограде, а вместо них  открыть в зданиях Морского кадетского корпуса в Севастополе гардемаринские классы на новых демократических началах. В 1917 г. приема в Морской кадетский корпус не было,  кадеты из Севастополя были переведены в Морское училище в Петроград. Морское училище функционировало нормально до Рождества 1918 г. 24 февраля 1918 г. по приказу военно-морского комиссара нового правительства Л.Д.Троцкого оно было закрыто и его воспитанники (3 кадетские роты и старшая — выпускная) были распущены.

Последний выпуск из Морского училища в составе 208 человек получил свидетельства об окончании училища и звание «военных моряков». Старшие воспитанники Морского училища, не желавшие служить новой власти, небольшими группами по пять-семь человек начали пробираться на юг, в Новороссийск, Одессу и  Севастополь. В начале 1920 г. многие бывшие воспитанники Морского училища, продолжившие службу на кораблях, были  произведены в офицеры.

С ноября 1917 года воспитанники Морского училища стали принимать непосредственное участие в борьбе с новой властью. 27 ноября под Нахичеванью погибли первые гардемарины. При защите Екатеринодара в январе-феврале 1918 года в образованной речной флотилии на реке Кубань, было 5 человек из Морского училища. В Добровольческой армии было 45 кадет «Роты Его Высочества», 43 –  из 5-й роты. Было убито 12 человек, столько же ранено и 4 пропало без вести. Воспитанники Морского училища боролись с советской властью в рядах Северной и Северо-Западной армий, в Сибири у  Колчака.

По свидетельству историков, изучавших жизнь и традиции Морского корпуса, главными качествами, отличавшими воспитанников корпуса, были дисциплина, военная выправка, товарищество, уважение и почтение к старшим, аккуратность и опрятность, добросовестное отношение к службе. Старшая гардемаринская рота являлась носителем и блюстителем традиций и обычаев корпуса. Ее авторитет был непререкаем. В корпусе никогда не было «цука». Младшие относились к старшим с исключительно большим уважением. Старшие гардемарины, по выражению некоторых выпускников, были для всех земными богами. Фельдфебелю старшей роты, а также своей, в строю, когда рота была без офицера, обязательно подавалась команда «Смирно». Старшие кадеты могли входить в младшую роту, младшие в старшую только с разрешения. При встречах вне корпуса младший всегда отдавал честь старшему. Вне корпуса все воспитанники здоровались за руку. Первым подавал руку всегда старший. При расплате за угощение старший из присутствующих платил за всех. Все ротные дела при необходимости решались ротным собранием. Особо важные вопросы передавались на рассмотрение в старшую роту.


В картинной галерее висели деревянные кормовые барельефы украшений старых парусных судов. Среди них был барельеф бизона почти в натуральную величину и висевший довольно высоко. Существовал обычай, чтобы не получить неудовлетворительного балла при ответе, проходя мимо бизона, нужно было подпрыгнуть и дотронуться до его «шаров». Низкорослых кадет приходилось подсаживать.


Гардемарины, чтобы иметь фартовый  вид, шили собственные сапоги, заказанные у модных сапожников. В стальные ножны для палашей опускался гривенник, чтобы бренчал при ходьбе. Волосы вместо положенного одного дюйма были длиной в два дюйма, для укладки которых использовался бриллиантин. В своей среде гардемарины делились на «тоняг» и «корявцев». Первые, при самой расслабленной походке, брюках «клеш», «фуражке без каркаса», умудрялись проявлять нужную выправку гораздо лучше, чем старательные – брюки дудочкой, во всем законопослушные – «корявцы».

МОРСКОЙ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЫСОЧЕСТВА  НАСЛЕДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА КАДЕТСКИЙ КОРПУС (СЕВАСТОПОЛЬ,  СЕНТЯБРЬ 1916 г.  –  ОКТЯБРЬ 1920 г.)

 3 августа 1914 года капитан I ранга С.Н.Ворожейкин был назначен Председателем Комиссии по постройке зданий Морского кадетского корпуса в Севастополе. Строительство началось в 1915 г. в Северной бухте. Из-за войны оно затянулось и не могло быть закончено к 1916 г. 18 февраля 1916 г. С.Н.Ворожейкин был назначен директором  Морского кадетского корпуса в Севастополе. 30 июля того же года он был произведен в контр-адмиралы.

Чтобы избежать разрыва при выпуске, в 1916 году в Санкт-Петербурге младшую кадетскую роту было решено укомплектовать  воспитанниками 5 класса, а  в Севастополе – еще одну роту кадетами 4 класса. В августе-сентябре 1916 г. был открыт прием  в  Морской корпус в Севастополе. 15 сентября 1916 г. приказом по корпусу № 39 была объявлена телеграмма Главного морского штаба: «Государю Императору благоугодно было назначить Его Императорское Высочество Наследника Цесаревича Шефом вверенного вам корпуса». Корпус в Севастополе стал именоваться «Морской Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича кадетский корпус».Белые погоны кадет украсились накладными золотыми вензелями Августейшего Шефа. С 10 октября 1916 г. приказом по корпусу сформированная рота стала именоваться «Ротой Его Высочества». В старшей кадетской роте (7-й класс) и у гардемарин белый погон был обшит золотым галуном. Палаши носили как гардемарины, так и все роты корпуса.

1 октября 1916 г. было последним днем явки в корпус принятых воспитанников. Первый набор воспитанников в количестве 120 человек в 7-ю роту (4-й класс) был размещен в двух флигелях, предназначавшихся для корпусных офицеров. 5 октября состоялось официальное открытие Морского кадетского корпуса в присутствии командующего Черноморским флотом адмирала Колчака, директора корпуса, офицеров, преподавателей, воспитанников и их родственников. 7 октября воспитанники корпуса стали свидетелями  гибели линкора «Императрица Мария». Состоявшийся прием в корпус оказался для него последним. Из-за  революции других приемов  уже не было.

Морской кадетский корпус в Севастополе просуществовал всего один год, а задуман он был как учебное заведение, которое должно было содействовать подготовке офицерских кадров для российского флота. В мае 1917 г. кадеты Севастопольского Морского корпуса были распущены на каникулы, и за это время распоряжением Временного правительства корпус был закрыт, его воспитанники были переведены в Петроград в Морское училище.

Среди воспитанников Севастопольского Морского кадетского корпуса, год проучившихся  в корпусе, хотелось бы отметить Дмитрия Александровича Быстролетова, выдающегося разведчика-нелегала Службы внешней разведки Российской Федерации. Д.Быстролетов прожил яркую и бурную жизнь. В 1925 г. после встречи с руководителем внешней разведки Артузовым  он становится штатным сотрудником  ГПУ. С 1930 по 1937 гг. Д.Быстролетов работает в качестве разведчика-нелегала во многих странах мира, выполняя  сложные  и ответственные задачи руководства внешней разведки Советского Союза.В 1938 г. Д.Быстролетов был арестован, долгие годы провел в ссылке и в лагерях. В 1956 г. был реабилитирован. После выхода на свободу написал свыше 16 книг. По его сценарию снят фильм «Человек в штатском». Умер Д.Быстролетов в 1975 г.
 20 октября 1919 г. в Севастополе вновь был открыт Севастопольский Морской кадетский корпус, идею возрождения которого поддержал Главный командир портов и судов Черного и Азовского морей контр-адмирал Саблин. Директором корпуса был назначен старший лейтенант  Н.Н.Машуков, первым предложивший идею возрождения в Севастополе Морского корпуса. Под команду старшего лейтенанта были готовы пойти капитаны 1-го и 2-го рангов, умудренные опытом преподаватели, оказавшиеся в Севастополе. Со складов, находившихся  под контролем белой армии, было получено оборудование, имущество, необходимое для военно-учебного заведения. Крейсер «Память Меркурия» стал учебным судном Морского корпуса.

Вместе с тем, порядок приема в корпус и его функционирование  вызвали большие нарекания в среде  старых моряков. Многие полагали, что Морской корпус восстанавливается для продолжения образования своих бывших питомцев, находившихся в это время в рядах белой армии. Морское начальство  Каспийской флотилии, узнав об открытии Морского корпуса в Севастополе, откомандировало туда всех бывших воспитанников Морского училища и Отдельных гардемаринских классов. Однако все старые воспитанники с удивлением узнали, что Морской корпус возобновляет свою деятельность не для них, а для вновь принимаемых со стороны.

Основное ядро нового набора составили  кадеты сухопутных кадетских корпусов. Бывшие кадеты и гардемарины Морского училища  и Морского кадетского корпуса в своем большинстве служили на кораблях Черноморского флота,  и к командованию флотом никто не обратился с предложением  об откомандировании кадет для учебы в корпусе. В Севастополе  воспитанники  возрожденного Морского кадетского корпуса  заняли здание, которое с 1916 г. строилось для  Морского Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича кадетского корпуса.

6 сентября 1919 г. в газетах, выходивших на территориях, занятых белой армией,  появилось объявление о приеме в Морской корпус по конкурсу аттестатов, без различия сословий. В корпус было принято 130 человек в возрасте от 16 до 18 лет со средним образованием в гардемаринскую роту и 130 человек в возрасте от 12 до 14 лет в младшую кадетскую роту.

Морское Училище. История ВВМУ им Фрунзе.

МОРСКОЕ  УЧИЛИЩЕ
В рамках военной реформы и в соответствии с новым  Уставом Морской кадетский корпус со   2 июня 1867 г. стал именоваться Морским училищем, отнесенным к разряду высших учебных заведений специального профиля. Срок обучения был сокращен до 4 лет, штатная численность установлена в 240 чел. Курс подготовки включал одногодичный общий класс и три специальных класса. Кадеты стали изучать дополнительно пароходную механику, физическую географию, метеорологию, военно-морскую историю и тактику, законоведение. В мае-августе они проходили морскую практику на кораблях учебного отряда. Выпускникам присваивалось звание гардемарина, а после двухгодичного плавания они производились в первое офицерское звание мичмана.


Новый директор контр-адмирал В.А.Римский-Корсаков осуществил ряд мероприятий по укреплению демократических начал в воспитательной работе и внутреннем распорядке жизни училища. Для большего приближения учебы к практической деятельности будущих корабельных офицеров в специальном зале была сооружена вращающаяся платформа (здесь изучалась девиация магнитных компасов), а учебная батарея получила новые нарезные артиллерийские системы.

Компасный зал.

Известный русский писатель К.М.Станюкович, выпускник Морского корпуса, посвятивший морской тематике большую часть своих произведений, писал о том времени, когда морским  корпусом командовал контр-адмирал В.А.Римский-Корсаков: «Это был настоящий, много плававший моряк, превосходный капитан, образованный, с широкими взглядами, человек нобычайно правдивый и проникнутый истинно морским духом и не зараженный предрассудками. Он обновил персонал учителей и корпусных офицеров, отменил телесные наказания, не побоялся дать кадетам известные права на самостоятельность, завел кадетские артели с выборными артельщиками, которые дежурили по кухне. Он неизменно учил кадет не бояться правды, не заискивать перед начальством, не поступаться убеждениями. Кадеты всегда могли прийти к нему с объяснениями и заявлениями. Он серьезно и внимательно выслушивал  кадета и сообщал свое решение ясно, точно и коротко».
Преемником В.А.Римского-Корсакова  стал А.П.Епанчин, со дня производства в мичманы (1841) служивший в корпусе. По воспоминаниям выпускников, его любили и считали справедливым. Однако кадетская муза не простила ему отсутствия в его послужном списке настоящих плаваний, кроме как на кораблях, принадлежавших корпусу. Кадеты дали ему прозвище «Папашка» и в шутливом  стихотворении «Прощание с желтым домом» посвятили ему следующие строки:
                           «Прощай, Папашка-Адмирал,
                            Украшенный двумя орлами,
                            Хотя ты моря не видал,
                            Но все ж командовал ты нами…»
6-го ноября 1873 г. на набережной Невы, напротив здания Морского училища, в торжественной обстановке в присутствии представителей Морского ведомства  был открыт бронзовый памятник знаменитому мореплавателю и бывшему директору Морского корпуса адмиралу И.Ф.Крузенштерну. Вскоре у выпускников Морского корпуса возникла традиция, в соответствии с которой  в один из последних дней пребывания в корпусе они шили специальную огромных размеров тельняшку и надевали ее на бронзовый памятник.
В 1875 г. срок обучения в корпусе был увеличен до 5 лет, возраст поступающих в младший подготовительный класс сокращен с 16 до 12 лет. Из старших кадет в 1882 г. вновь образована гардемаринская рота, выпускники которой производились непосредственно в мичманы. В связи с появлением паровых броненосных кораблей, минного оружия и совершенствованием нарезной артиллерии учебная программа училища была дополнена техническими предметами, штурманской подготовкой и изучением вооружения, в т.ч. обязательными тренировками в кабинетах и стрельбами. При Морском  училище были введены приготовительные классы: младший и старший. Возраст принимаемых в приготовительные классы был установлен: для младшего – 12-14 лет, для старшего – 13-15 лет. Штат каждого из классов составлял 40 человек. Оба приготовительных класса составили  5-ю роту училища.
Больше внимания стало уделяться специальной военно-морской подготовке, углубленному изучению общенаучных дисциплин, летним плаваниям. Выпуск гардемарин производился по результатам экзаменов, принимавшихся комиссией из флотских офицеров, назначенных приказом управляющего Морским министерством. На выпускные экзамены выносились: морская практика, астрономия, навигация, морская артиллерия, минное искусство, теория кораблестроения, пароходная механика и законоведение. С 1893г. гардемарины приступили к изучению нового, более сложного и приближенного к реальным условиям боевых действий курса морской тактики, разработанного выпускником корпуса Н.Л.Кладо.


В конце Х1Х в. жизнь в училище начиналась в 6.30. Кадеты поднимались по сигналу горниста или барабанщика, которые поочередно играли или били побудку. До 8.00 время уходило на туалет, утреннюю гимнастику и чай. В 80-х гг. уроки были полуторачасовые. С 11.00 проводилась строевая подготовка, внеклассные занятия. В 13.00 – обед, с 15.00 до 18.00 – уроки, затем ужин, приготовление уроков, в 21.00 – чай. С начала 90-х гг. уроки стали часовые. Два раза в неделю во время обеда на хорах столовой играл оркестр. По заведенным правилам обед заканчивался тогда, когда дежурный по кухне гардемарин доложит, что столовые серебряные приборы все сданы и  пересчитаны. На каждом столе стояло по два серебряных жбана с квасом. По свидетельству выпускников, кормили в корпусе неплохо, но не слишком обильно, поэтому кадеты  во время обеда посылали служителей в корпусную лавку за филипповскими пирожками, булками, колбасой, сыром и леденцами в железных коробках. Все закупки производились в складчину. В субботу уроки были только до 11.00, после чего на набережной проводилось батальонное учение.
Как отмечают историки флота, учили в корпусе хорошо, особенно по предметам, относящимся к кораблевождению: астрономии, навигации, лоции, морской съемке. Для проведения занятий кадет разбивали на группы по 25 человек, преподавателиобъясняли свой предмет этой группе, находясь с кадетами в постоянном общении и вызывая каждого кадета отвечать по несколько раз. В эти годы в корпусе преподавали профессора с мировым именем А.Н.Крылов и Ю.М.Шокальский. Среди преподавателей выделялся также Н.Л.Кладо, которому корпус обязан подготовкой военно-морской истории,  и разработкой  морской тактики.
Учебный год начинался в середине сентябре. В Столовом зале после торжественного молебна директор здоровался с ротами и отдельно приветствовал новичков, которые находились в строю в своем домашнем платье. Новички получали форму только 6 ноября после приобретения надлежащей выправки. Вскоре после начала занятий происходил выпускной акт для гардемарин, произведенных в мичманы.
В день Корпусного праздника в корпусе проходил торжественный завтрак, парад, бал, который любила петербургская публика. Экзамены в корпусе проводились в апреле. Выпускные  экзамены проходили  с особой торжественностью в конференц-зале и  в аудитории Николаевской  морской академии. Гардемарины на экзамены выходили в парадных мундирах. После экзаменов воспитанники 5-й роты отпускались на все лето по домам, а остальные кадеты с 10 мая по 10 августа шли в плавание. Гардемарины находились в плавании до 10 сентября.
4-я рота ходила в плавание на пароходе-фрегате «Рюрик», и основное время воспитанники обучались гребле, управлению шлюпкой под парусами, такелажным работам, морским терминам, семафору, знакомились с компасом, сигнализацией флагами. 2-я и 3-я роты – на броненосном фрегате «Князь Пожарский», флагманском корабле отряда, или на «Светлане». 1-я рота сначала занималась астрономическими наблюдениями, а затем отравлялась в плавание на корвете «Баян».  О плаваниях у большинства воспитанников оставались самые лучшие воспоминания. Им предоставлялось право по своему усмотрению разбиваться на отделения, каждому отделению выбирать себе старшину, ответственного за порядок в помещениях и следящему за нарядами на вахту и на работу. Кадеты сами же составляли команды шлюпок.

ГОДЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ И ЗАКРЫТИЕ МОРСКОГО КОРПУСА
Морское училище в 1891 г. вновь было переименовано в Морской кадетский корпус с шестилетнем сроком обучения (три общих и три специальных класса, в строевом отношении - роты). 19 июня  1894 г. был утвержден новый Устав корпуса. Возраст для поступления был определен – от 12 до 14 лет. Право на поступление по результатам экзаменов предоставлялось: «по первому разряду сыновьям морских офицеров и по второму – сыновьям потомственных дворян». Было установлено восемь стипендий. Шести успешно окончившим курс наук выдавалась премия (до 300 рублей) имени адмиралов Нахимова, Краббе, Рикорда, Назимова, генерал-лейтенанта Мещерякова и тайного советника Менде. Уставом подтверждалась принадлежность Морского корпуса к разряду высших учебных заведений. Было установлено иметь в корпусе белые мраморные доски с именами бывших воспитанников, удостоившихся ордена  Св. Георгия. С 1881 по 1894 гг. было выпущено во флот 783 воспитанника.
К концу Х1Х столетия в корпусе сложилась определенная система наказаний. Телесные наказания были полностью отменены. За мелкие проступки и нарушение дисциплины в двух младших ротах применялась «постановка к столу» на полчаса, на час. Это наказание мог наложить и унтер-офицер. В этом случае кадет являлся к дежурному офицеру и докладывал, кто и насколько его поставил. Иногда у стола дежурного офицера выстраивалась целая шеренга. Это наказание никуда не записывалось и последствий не имело. Если унтер-офицер «подавал записку», то фамилия проштрафившегося заносилась в «штрафной журнал». Копия записки посылалась командиру роты и иногда влекла за собой карцер или лишение увольнения в город в субботу и воскресенье. В субботу подводились итоги за неделю как по учебе, так и по поведению. За неудовлетворительное  поведение  (ниже 6 баллов) кадет лишался увольнения в субботу, за единицу или ноль, плохое поведение в  классе,  выдворение из класса – в субботу и воскресенье. Кадет, выгнанный из класса во время урока, должен был отправиться в небольшой круглый зал посреди классного  коридора, пол которого изображал картушку компаса, и стоять «на румбе» до окончания урока. За очень серьезные проступки по приказу директора у кадет снимались погоны, а у гардемарин якоря с погон. До тех пор, пока приказом погоны или якоря не возвращались, виновный оставался без увольнения.
Во время плаваний существовали свои наказания. Одним из серьзных наказаний был «салинг». Почти на верхушке мачты находилась маленькая площадка – салинг. За сон под столом в чертежной комнате во время богослужения, за любое опоздание – «на салинг». Применялись и коллективные наказания. Во время одного из плаваний гардемарины во время дневной воскресной стоянки в порту были отпущены на берег, где подвыпили и наскандалили. В течение всего плавания гардемарины были оставлены без берега. Массовые наказания применялись и в том случае, когда кадеты устраивали коллективные беспорядки – «бенефисы» преподавателям или дежурным офицерам.
Среди кадет в корпусе существовало жесткое правило – ни при каких обстоятельствах не выдавать товарища, совершившего серьезный проступок, за который тот мог понести суровое наказание. Перед выпускными экзаменами два гардемарина возвращались поздно ночью в корпус. Один из них был абсолютно трезвым, а  второй был пьяным и не мог передвигаться без помощи товарища. На пути им повстречался гвардейский подпоручик, который сделал нетрезвому кадету замечание. В ответ тот нагрубил подпоручику. На другой день подпоручик подал рапорт по команде, требуя привлечь к ответственности нагрубившего ему гардемарина. Проступок был настолько серьезным, что виновному грозило отстранение от выпускных экзаменов и «отставление от производства» в мичманы. В корпусе все следы происшествия были заметены, кадеты молчали как один. Директор корпуса контр-адмирал Д.С.Арсеньев пытался уговорить кадет выдать виновного, но ничего не помогало. И все-таки одному из офицеров, по прозвищу «сыщик», удалось найти кадета, который  привел товарища в корпус. Разговоры с этим гардемарином, уговоры ни к чему не привели. Директор вызвал фельдфебеля  гардемаринской роты и постарался доказать ему, что отказ провинившегося кадета сознаться марает честь корпуса. Тот отвечал, что гардемарины сознают всю тяжесть положения, но, понимая, что признание сломает всю жизнь их товарищу, они запретили ему сознаваться. Тогда директор пообещал объявить виновному выговор, снять якоря и допустить его к экзаменам.  Директор дал слово, виновный сознался, был громкий приказ по корпусу о лишении якорей и аресте. Командир полка получил удовлетворение, виновный сдал экзамены и был произведен вместе с товарищами. Более того, гардемарины упросили о. Иоанна Кронштадтского заступиться за их безъякорного товарища и контр-адмирал Д.С.Арсеньев не смог устоять перед таким ходатайством. Перед отправлением в плавание гардемарину вернули якоря.
Штатная численность корпуса к 1898 г. увеличилась до 600 воспитанников. Директор корпуса в звании контр-адмирала или вице-адмирала имел двух помощников (инспектора классов и помощника по строевой и хозяйственной части), постоянный состав включал 6 ротных командиров, 20 командиров отделений, 14 преподавателей и других офицеров - всего 43 чел., и 8 гражданских преподавателей, а также врачей, фельдшеров, музыкантов и других военных и вольнонаемных лиц. В связи с ростом флота и нехваткой офицеров в 1898 г. в корпусе был произведен весенний прием 50 человек.
Назначенный весной 1903 г. на пост директора корпуса вице-адмирал Г.П.Чухнин, при знакомстве с корпусом  заявил: «Я много слыхал о вашей распущенности, но я сумею настоять на своем и заставить всех исполнять свой долг. Я более 30 лет служу на флоте и никто еще не осмелился ослушаться  моих приказаний. Я не допускаю мысли, что кто-нибудь из воспитанников посмеет мне не повиноваться». Г.П.Чухнин взялся за наведение порядка в корпусе. Он не щадил никого – ни воспитанников, ни офицеров. Его с утра до ночи можно было видеть в самых разных местах корпуса. Каждую субботу в Картинной галерее выстраивалась длинная шеренга воспитанников из всех рот, получивших за неделю неудовлетворительные баллы или совершивших проступок. Директор молча обходил строй, выслушивал провинившихся и при необходимости увеличивал меру наказания. Он не стеснялся делать выговор и гардемаринам, которые привыкли к привилегированному положению. Этот «парад» продолжался довольно долго в тяжелой и гнетущей тишине.
По свидетельству выпускников, был  случай, когда во время выпускного экзамена директор заметил, что у одного из гардемарин, который уже вырос из своего мундира, был расстегнут верхний крючок воротника. При выходе для ответа гардемарин воротник  застегнул. Директор остался доволен ответом, но прежде чем отпустить гардемарина, дал ему записку с приказанием отдать ее дежурному офицеру. Дежурный офицер, смеясь, прочитал содержание записки: «Гардемарина Х. посадить на сутки под арест за то, что в присутствии директора сидел с расстегнутым воротником». На второй год пребывания адмирала Чухнина в должности директора стало сказываться его влияние на корпус. По субботам шеренга в Картинной галерее стала значительно короче, кадеты практически перестали  досаждать своим поведением горожанам, улучшилась успеваемость. Чухнин сумел заставить воспитанников понять всю необходимость более серьезного отношения к занятиям, к службе и к дисциплине.
На второй день после начала русско-японской войны, 28 января 1904 г., Морской кадетский корпус посетил Николай II. В этот день выпускников производили в офицеры, император поздравил их и пожелал быть достойными офицерами. Выпуск стал называться «Первым Царским». 10 первых по выпуску гардемарин получили согласие Николая II на направление их в Порт-Артур, трое из них было убито. Гардемарины и кадеты напряженно следили за ходом военных действий, многие гардемарины в любой момент были готовы отправиться на Дальний Восток. Весной 1905 г. в младший специальный класс на 50 вакантных мест было 300 кандидатов. По специальному распоряжению было принято 70 человек.
Выпускники корпуса отважно и умело сражались в ходе  русско-японской войны 1904-1905 гг. Однако неудачный исход этой войны показал существенные изъяны в организации подготовки офицерских кадров флота, потребовал внесения определенных корректив в деятельность военно-морских учебных заведений. Весной 1905 г. начался пересмотр учебных программ в корпусе. Особое внимание стало обращаться на курсы тактики и стратегии, теории корабля и корабельной архитектуры, артиллерии, минного дела, радио, законоведения, морской гигиены. Значительно был обновлен преподавательский состав, на все кафедры пришли молодые преподаватели. Недовольство воспитанников корпуса вызвало увеличение часов на строевую подготовку. Моряков стали отучать от походки «в развалочку».

Морской Кадетский Корпус в Санкт-Петербурге. История ВВМУ им. М. В. Фрунзе.

Продолжение. История дорого мне Высшего Военно-Морского училища ВВМУ им М.В.Фрунзе



15 декабря 7254 лета или 1752 года по новому стилю императрицей Елизаветой Петровной был подписан указ, в соответствии с которым Морская Академия была преобразована в «Морской шляхетский кадетский корпус»





Морской кадетский корпус комплектовался воспитанниками исключительно дворянского происхождения. Штатная численность была установлена в 360 человек, в строевом отношении распределенных на три роты, а в учебном – на три класса. Воспитанники старшего класса изучали высшие морские дисциплины и именовались гардемаринами. Воспитанники второго класса изучали навигацию и другие дисциплины и назывались кадетами. Воспитанники третьего класса проходили тригонометрию и другие дисциплины и также назывались кадетами. Состав рот был смешанный. Каждая рота состояла из гардемаринского класса, 2-го и 3-го кадетских классов. В составе роты было 40 гардемаринов, 40 кадет второго и 40 – третьего класса. Переход из класса в класс осуществлялся по итогам успеваемости и при наличии в соответствующих классах вакансий. Все гардемарины и кадеты имели ружья и амуницию. Из хорошо успевающих гардемарин назначались: каптенармус, подпрапорщик, фурьер, четыре сержанта, четыре капрала и восемь ефрейторов, командиром роты был капитан 3-го ранга. В роте также были капитан-лейтенант, унтер-лейтенант и прапорщик.



При поступлении в корпус проводились вступительные экзамены, однако преимущественное право на поступление имели, как и сейчас дети чинов морского ведомства. Основная масса воспитанников готовилась к строевой офицерской службе, по 30 чел. обучались на морских артиллеристов и геодезистов. Возглавляли корпус директор и его помощник по строевой части. В 1762 г. воспитанники впервые получили единообразное форменное обмундирование, стрелковое и холодное (тесаки) вооружение. Тогда же прекратилась подготовка геодезистов, а число воспитанников - артиллеристов увеличено вдвое.

Программа обучения включала 28 учебных дисциплин, в числе которых были математика с различными ее разделами, механика, навигация, география, артиллерия, фортификация, генеалогия, история, политика, риторика, один из основных европейских языков по выбору воспитанника, морские эволюции (тактическое маневрирование), морская практика, такелажное дело, «архитектура челнов и чертежей корабельных и галерных пропорций», фехтование, танцы. Число штатных преподавателей возросло до 40 чел., при каждом из которых состоял помощник. Общее руководство преподавательской деятельностью осуществлял профессор. К проведению занятий, в том числе и по иностранным языкам, неизменно привлекались ротные и классные офицеры. В летнюю кампанию кадеты и гардемарины проходили практику на балтийских кораблях.


Местом расположения корпуса в Санкт-Петербурге был выбран Васильевский остров, дом Миниха, который пришлось значительно расширить. Все заботы по организации нового военно-учебного заведения легли на плечи выпускника Навигацкой школы капитана 1-го ранга Алексея Ивановича Нагаева, который шесть лет командовал Морской академией, а затем в течение восьми лет кадетским корпусом. А.И.Нагаев занимался подбором учителей, заготовкой для корпуса мебели, одежды, посуды и провизии. Несмотря на все усилия, предпринятые Нагаевым по становлению Морского корпуса, его деятельность не всегда получала одобрения со стороны Адмиралтейств-коллегии, которая вмешивалась почти в каждое распоряжение А.И.Нагаева по хозяйственной и учебной части. Трения между Нагаевым и Адмиралтейств-коллегией затрудняли финансирование мероприятий, намеченных Нагаевым, и в целом сдерживало развитие корпуса.

В апреле 1762 г. император Петр Федорович своим указом повелел учредить военно-учебное заведение, которое объединило сухопутный и морской кадетские корпуса и Соединенную артиллерийскую и инженерную школу и поручил организацию и командование новым военно-учебным заведением обер-камергеру генерал-лейтенанту Ивану Ивановичу Шувалову. Однако уже 8 августа 1762 г. благодаря личному вмешательству вступившей на престол в результате переворота императрицы Екатерины II Морской кадетский корпус сохранил свою самостоятельность и получил дальнейшее развитие. С 1753 по 1763 гг. корпус выпустил 340 мичманов во флот и 7 констапелей в морскую артиллерию. Свыше 10 выпускников этого времени достигли чина адмирала. Многие получили высшую награду за храбрость, проявленную в сражениях и были пожалованы орденом Св. Георгия.
Легендарный директор кадетского училища - Голенищев-Кутузов, Иван Логгинович, который сам являлся выпускником Морского шляхетского Корпуса и был произведен в гардемарины в 1743г. 1 сентября 1762 года в чине капитана 2-го ранга назначен директором Морского кадетского корпуса, прослужив в этой должности вплоть до смерти, за что заслужил прозвище «отец всех русских моряков». Знаменитый генерал-фельдмаршал М. И. Голенищев-Кутузов, главнокомандующий русской армией во время Отечественной войны 1812 года, будучи дальним родственником Ивана Логиновича, воспитывался в его доме. И.Л.Голенищев-Кутузов имел богатую морскую практику и был хорошо знаком с трудностями морской службы, видел недостатки в теоретической и практической подготовке выпускников Морской академии. При нем корпус сделался одним из лучших военно-морских училищ Европы того времени. Через его руки прошло свыше 2000 русских морских офицеров. Наследнику престола, будущему император Павлу I, в то время генерал-адмиралу флота он лично преподавал морские науки.
К концу своей служебной карьеры Голенищев-Кутузов достиг чина адмирала и звания вице-президента Адмиралтейств-коллегии, он неизменно пользовался доверием Екатерины II и расположением наследника престола, генерал-адмирала флота Павла Петровича.

И.Л.Голенищев-Кутузов сумел добиться расширения своих полномочий и независимости от Адмиралтейств-коллегии в принятии решений, касающихся Морского кадетского корпуса. В нем сохранилось деление на три роты, каждой из них были вручены знамена: первой роте – белое, второй и третьей – желтые. Директор придавал большое значение обучению кадет практике морского дела, искусству судовождения и морских эволюций, изучению французского, английского и немецкого языков, поскольку морскому офицеру необходимо знакомиться с книгами о мореплавании, которых на русском языке практически не осталось. И.Л.Голенищеву-Кутузову удалось открыть в корпусе типографию для печатания книг и морских карт и даже восстановить геодезический класс, необходимый для описи берегов и земель, снятия планов, описи лесов.

С 1764 г. в корпусе учреждается должность главного инспектора классов, отвечавшего за постановку учебного дела. Первым инспектором был назначен один из образованнейших людей своего времени Григорий Андреевич Полетика, осуществивший важные перемены, направленные на упорядочение учебного процесса и регламентацию объема преподаваемых дисциплин. Было четко установлено, какие предметы и в каком объеме должны изучаться в том или ином классе, определены учебники и учебные пособия, которыми следует пользоваться в ходе учебного процесса. Были введены полугодовые экзамены, самостоятельная подготовка к урокам. В 1769 г. основана библиотека корпуса, ставшая одной из наиболее полных в стране по объему оригинальной и переводной литературы. Больше стало уделяться внимания воспитанию молодых моряков на историческом опыте, учреждены т.н. «математические классы» для подготовки кадров преподавателей. К работе в корпусе широко привлекались лучшие специалисты флота, ученые Академии наук. Система обучения, введенная Полетикой, в главных чертах в течение многих лет сохранялась в Морском корпусе.

Из инспекторов классов, служивших при Голенищеве-Кутузове, следует отметить выпускника Морской академии Николая Гавриловича Курганова и выпускника Морского корпуса Платона Яковлевича Гамалея, обладавших обширными по своему времени познаниями, педагогическим тактом и энергией. Н.Г.Курганов стал автором большого числа учебников и пособий, которые использовались при обучении кадет. П.Я.Гамалея поставил научную подготовку воспитанников на исключительную высоту, благодаря которой флот получил большое число прекрасно образованных моряков, известных впоследствии своими научными исследованиями, участием в значительных экспедициях.

23 мая 1771 г. на Васильевском острове произошел сильный пожар, в результате которого здание, в котором размещался Морской корпус сгорело. Корпус был переведен из Петербурга в Кронштадт и размещен в Итальянском дворце.

В годы командования корпусом И.Л.Голенищева-Кутузова стали уходить в прошлое многие традиции, связанные с грубостью кадет, распущенностью, выходками, вызывавшими возмущение населения Санкт-Петербурга. В корпусе практически отказались от непомерных телесных наказаний. В приказах о наказаниях воспитанников основное место занимали формулировки: оставить без обеда, не увольнять «за корпус», посадить в «пустую», т.е. в карцер, одеть в серую куртку, разжаловать из гардемарин в кадеты. За серьезные проступки были и телесные наказания, однако не столь суровые как раньше, и исключение из корпуса.

Порядок в ротах в основном поддерживали старшие гардемарины, которые стремились присвоить себе право командовать не только кадетами, но и младшими гардемаринами. Решение многих вопросов заканчивалось потасовками, а иногда и серьезными драками, происходившими на заднем дворе корпуса. Корпусные поэты старались запечатлеть эти бои в своих эпохальных поэмах. Суровые условия корпусной жизни воспитывали у кадет чрезвычайную спаянность. Корпусной офицер Н.Бестужев давал совет своему брату, гардемарину: «Не давай себя в обиду, если под силу побейте сами, а отнюдь не смейте мне жавловаться на обидчиков. Более всего остерегайтесь выносить сор из избы, иначе вас назовут фискалами и тогда горька будет участь ваша». В корпусе считалось молодечеством выносить самое жестокое наказание молча. Таких воспитанников называли «чугунами» и «стариками». Последнее прозвище было особенно почетным.

Для морской практики гардемарины и кадеты-артиллеристы ходили на кораблях и фрегатах Балтийского флота. В годы существования Корпуса чужестранных единоверцев в Морской шляхетский кадетский корпус направлялись на стажировку воспитанники этого корпуса, главным образом, греки.

В 1783 г. в связи с потребностями флота в офицерских кадрах штатная численность Морского шляхетского кадетского корпуса возросла вдвое и достигла 600 человек. В корпусе было сформировано 5 рот. Екатерина II в течение всех лет своего правления с особым уважением относилась к Морскому корпусу, «имея в виду заслуги оказанные Ей и отечеству питомцами Морского кадетского корпуса, везде служившими с похвалой». В этой связи корпусу был подарен императрицей дворец в Ораниенбауме. Однако по ряду причин переезд туда из Кронштадта не состоялся

В царствование Екатерины II из Морского корпуса было выпущено 2063 человека, из них во флот 1960 Морских Офицера. В годы войны со Швецией в корпусе было произведено несколько ускоренных выпусков. Из выпущенных в царствование Екатерина II воспитанников дослужились до чинов адмирала – 16 человек, вице-адмирала – 26, генерал-лейтенанта – 14, контр-адмирала – 16, генерал-майора – 20. Российский флот прославили выпускники корпуса этого периода адмиралы Ф.Ф.Ушаков, Д.Н.Сенявин, И.Ф.Крузенштерн, В.М.Головнин, совершивший кругосветное плавание на шлюпах «Диана» и «Камчатка», Ю.Ф.Лисянский, совершивший кругосветное плавание и открывший несколько новых островов в Тихом океане, первый морской министр России Н.С.Мордвинов, его преемник Г.А. Сарычев, президент Академии наук, известный поэт и филолог А.С .Шишков.

Император Павел I на четвертый день после вступления на престол своим указом объявил, что сохраняет за собой звание генерал-адмирала флота, и сообщил директору корпуса И.Л.Голенищеву-Кутузову о своем решении перевести корпус из Кронштадта в Санкт-Петербург, на Васильевский остров, в комплекс зданий, построенных архитектором Ф.И.Волковым. Павел I постоянно оказывал знаки внимания корпусу, часто посещал его, присутствовал на лекциях, беседовал с кадетами. Иногда за хорошее преподавание прямо в аудитории мог присвоить преподавателю следующий чин, а кадета за хороший ответ произвести в унтер-офицеры. Император неоднократно пытался найти в корпусе хоть какой-то беспорядок, но ему никак не удавалось этого сделать, несмотря на неожиданное появление в корпусе в самое разное время суток. И тогда он просил императрицу неожиданно проинспектировать корпус. К радости директора, офицеров и преподавателей она оставалась довольна порядком.

По отзывам историков, время пребывания на престоле императора Павла I было одним из самых благоприятных для Морского корпуса. При нем была утверждена новая форма: зеленые двубортные мундиры и штаны, зимой одноцветные с мундиром, летом белые; ботфорты, треугольная шляпа, кортик. После осуществленных перестроек зданий корпуса по указанию императора 600 переведенных из Кронштадта воспитанников были с удобствами размещены в новых зданиях. Историки по разному оценивают пребывание на престоле Павла I, но все сходятся в том, что император постоянно с благосклонностью относился к флоту. В царствование Павла I из Морского корпуса было выпущено 468 человек: 243 – мичманами во флот, 42 – в морскую артиллерию, 181 – в сухопутные войска. Из числа выпускников корпуса этого периода наибольшую известность получили Фаддей Фаддеевич Беллингсгаузен (1797), совершивший плавание к южному полюсу; адмирал Л.Ф.Богданович, отличившийся в Наваринском сражении, М.Ф.Гарковенко, будущий инспектор классов при 6-ти директорах корпуса, 50 лет прослуживший в Морском корпусе.

При Павле I был установлен корпусной праздник – 6 ноября. В 1797 г. была построена корпусная церковь во имя Святого Павла Исповедника, чья память отмечалась 6-го ноября в день восшествия на престол императора Павла I.

С 1802 г. учебное заведение получило новое название - Морской кадетский корпус (из названия было изъято слово шляхетский), а его директором стал ветеран боев с турками, шведами и французами, выпускник Морского корпуса контр-адмирал П.К. Карцов. Инспектором классов остался назначенный еще в 1795 г. П.Я.Гамалея. Тогда же стало практиковаться направление лучших гардемаринов на практику волонтерами во флоты Англии и Франции. Петр Кондратьевич Карцов директорствовал в течение 24 лет. В течение этого периода из корпуса было выпущено более двух тысяч воспитанников.

П.К.Карцов был одним из ближайших сподвижников адмирала Ф.Ф.Ушакова и испытанным в боях моряком, в корпусе он оказался энергичным и просвещенным воспитателем и администратором. С помощью инспекторов корпуса П.Я.Гамалеи и М.Ф.Гарковенко ему удалось поставить дело научной подготовки воспитанников на исключительную высоту и ему российский флот обязан целой плеядой образованных и талантливых моряков. Свидетели той эпохи вспоминали, с каким рвением занимались в то время воспитанники. Лучшие ученики пользовались глубоким уважением своих товарищей, которые называли их по имени и отчеству. Почетная кадетская кличка «Зейман» (от английского seaman-моряк), которую давали первым воспитанникам, для честолюбивых подростков была почетнее любого диплома. Из этих «зейманов» и вышли знаменитые ученые гидрографы, мореплаватели, совершавшие кругосветное плавание, боевые адмиралы.

В 1812 г., во время Отечественной войны, воспитанники всех кадетских корпусов были эвакуированы в г. Свеаборг в Финляндии, где они находились в течение четырех месяцев. В 1817 г. штат воспитанников Морского корпуса был увеличен до 700 человек, распределенных по 5 ротам. В 1825 г. директором корпуса назначается вице-адмирал П.М.Рожнов, считавшийся одним из опытных и боевых моряков. В это время в корпусе процветали фехтование, городки, коньки. В конце учебного года гардемарины в обязательном порядке отправлялись в учебное плавание. Находясь в плавании гардемарины выполняли все матроские работы, старались проявлять лихачество, чтобы завоевать авторитет среди товарищей.

Из корпуса за время царствования Александра I было выпущено 2019 человек. Из 1783 выпускников-мичманов окончили службу адмиралами – 35 человек, вице-адмиралами – 33, контр-адмиралами – 40, полными генералами – 3, генерал-лейтенантами – 21, генерал-майорами – 54 и т.д. В числе выпускников этого периода выдающиеся адмиралы и флотоводцы: Михаил Петрович Лазарев (1805), Павел Степанович Нахимов (1818), Владимир Алексеевич Корнилов (1823). П.С.Нахимов и В.А.Корнилов были смертельно ранены во время героической обороны Севастополя в ходе Крымской войны 1853-1856 гг. Адмирал Ф.М.Новосильский (1823), кавалер ордена Св. Георгия 3-й степени за Синопское сражение, награжден орденом Св. Владимира 1-ой степени за оборону Севастополя; адмирал Е.В.Путятин (1822) проявил большие дипломатические способности для установления дипломатических отношений с Японией; барон Ф.П.Врангель (1815) произвел описание северных берегов Сибири (в честь него назван один из островов в Северном Ледовитом океане). Выпускники этого периода были награждены: орденами Св. Андрея Первозванного – 3 человека, Александра Невского – 12, Владимира 1-й степени – 3, Белого Орла – 20, Владимира 2-й степени – 28, Анны 1-й степени – 44, Станислава 1-й степени – 54. Совершили кругосветное плавание – 96 человек, 12 человек были в плавании по два раза. Выпускникам корпуса Ф.Ф.Беллинсгаузену и М.П.Лазареву принадлежит честь открытия Антарктиды. Граф Ф.П.Толстой (1802) стал известным русским художником, был президентом Академии художеств, М.Ф.Рейнеке (1818) стал известным русским гидрографом, сделавшим многое для составления карт Белого и Балтийского морей; Владимир Иванович Даль (1819) стал автором «Толкового русского словаря».

Строгие нововведения в организации службы и дисциплинарной практике, осуществленные императором Николаем I, не обошли и Морской корпус. В организационно-строевом отношении с 1826 г. корпус был приравнен к флотскому экипажу батальонного состава, имевшему гардемаринскую, три кадетские и вновь учрежденную резервную, или малолетнюю, роту (для впервые принимаемых воспитанников 10-12 лет). Штат каждой роты составлял 101 чел. В соответствии с новыми указаниями воспитанников из класса в класс стали переводить не по одиночке, а целыми классами. Большое внимание уделялось строевой подготовке, «ротным фронтовым учениям», были введены телесные наказания. Для ознакомления с порядком прохождения службы в сухопутных корпуса ко 2-му кадетскому корпусу было прикомандировано три младших офицера Морского корпуса.

14 октября 1827 г. директором Морского корпуса был назначен контр-адмирал Иван Федорович Крузенштерн. Назначение на должность директора выдающегося мореплавателя, исследователя и флотоводца адмирала И.Ф.Крузенштерна (инспектор классов Морского корпуса в 1811-1827 гг., директор в 1828-1842 гг.) способствовало гуманизации обучения и воспитания в корпусе. Обладая в высшей степени деликатным характером, Крузенштерн не забыл о грубых нравах, которые царили в корпусе во время его пребывания там и потребовал от офицеров и преподавателей нравственного отношения к кадетам. Право на телесное наказание он оставил за собой.

В учебный курс были введены новые предметы и интенсивность обучения увеличилась. В корпусе были введены военное судопроизводство, химия, начертательная геометрия, артиллерия, фортификация. Для чтения лекций и проведения семинаров привлекались лучшие специалисты различных отраслей наук. Крузенштерн регулярно посещал классные занятия, присутствовал на экзаменах. В Столовом зале была установлена модель героического брига «Наварин» в половину натуральной величины, что позволяло даже в зимнее время проводить морскую подготовку кадет. Одновременно была построена разборная модель фрегата «Президент». Для практического обучения – сформирован специальный отряд кораблей из учебных фрегатов. Впервые производство в офицеры стало проводиться ежегодно всем выпуском после сдачи осеннего экзамена.

28 января 1827 г. при Морском корпусе были организованы офицерские классы для подготовки офицеров из «отличнейших кадет». Пребывание в офицерском классе было рассчитано на два года. В течение этого времени кадетам предлагалось изучить высшую математику, астрономию, теорию кораблестроения. Для чтения лекций в офицерских классах приглашались известные ученые и академики того времени. Устанавливалось два класса – низший и высший, перевод из низшего в высший осуществлялся по итогам учебы и поведению. В случае, если мичман не мог перейти из низшего класса в высший, он оставался еще на один год. После второго года обучения выпускникам офицерского класса присваивалось звание лейтенанта. Офицеры класса должны были плавать на адмиральских кораблях. Офицерские классы окончили будущие адмиралы Г.И.Невельской, А.И.Бутаков, К.Н.Посьет.

15 декабря 1852 г. Морской кадетский корпус торжественно отметил столетие корпуса. Император Николай I пожаловал корпусу знамя, прибивание которого к древку состоялось 14 декабря в Зимнем дворце. Император вбил первый от вершины древка медный гвоздь, второй гвоздь был вбит императрицей, а остальные гвозди другими членами императорской фамилии и представителями Морского корпуса, после чего новое знамя было вручено корпусу.

За время царствования Николая I из Морского кадетского корпуса было выпущено 1883 человека. Из числа выпущенных окончили свою службу на флоте: адмиралами – 23 человека, вице-адмиралами – 73, контр-адмиралами – 208, полными генералами – 2, генерал-лейтенантами – 20, генерал-майорами – 65. Корпус прославили адмиралы Г.И.Бутаков (1837), И.И.Бутаков (1839), Б.А.Глазенап (1826), А.А.Попов (1838), выдающийся кораблестроитель. Адмиралу Г.И.Невельскому принадлежит заслуга присоединения к России Амурского края. Десятки выпускников корпуса отличились в ходе Крымской войны.

С началом царствования Александра II в жизни корпуса произошли определенные изменения. Созданная комиссия установила, что число воспитанников корпуса превышает действительную потребность, воспитанники принимаются в корпус в слишком раннем возрасте, общее образование следует отделить от специального, практическому морскому образованию уделяется слишком мало времени. Уже с 1856 г. стали заметны изменения в жизни корпуса: лучшие по успехам гардемарины стали назначаться на корабли, отправлявшиеся в дальнее плавание. В 1860 г. была ликвидирована гардемаринская рота, отменено производство из мичманов в лейтенанты по окончании курса офицерских классов. Звание гардемарин теперь присваивалось выпускаемым из корпуса воспитанникам по окончании курса. Для привития практических навыков будущим морским офицерам существовал винтовой фрегат «Дмитрий Донской», на котором каждый гардемарин обязан был отплавать два года.

С 1861 г. введены в действие новые правила приема в корпус – конкурсные экзамены по семи предметам и пробное плавание. Пробное плавание вводилось с целью дать возможность юношам, желающим стать моряками, испытать свои возможности для службы на море и познакомиться с морским делом. В корпус стали принимать юношей 14-17 лет не только дворянского происхождения, но и детей «потомственных почетных граждан», заслуженных офицеров, чиновников гражданских ведомств. Для поступления требовалось иметь крепкое здоровье. Ежегодно в корпус принималось не более 50 человек. Укреплению дисциплины способствовала отмена телесных наказаний и определенная демократизация внутренней жизни учебного заведения.

Высшее Военно-Морское училище имени Фрунзе. История. Морской Кадетский корпус

Дорогих Моряков поздравляю с Днем создания российского регулярного Военно-Морского Флота! Желаю Счастья, Здоровья, Любви и Семь футов под килем! Сегодня в ВВМУ им. Фрунзе состоится Памятный Вечер встречи выпускников училища, Военных Моряков, посвященный 320 летию создания регулярного российского флота.


Высшее Военно-Морское училище имени Фрунзе. История.
Если столько раз менять название то можно и не так ещё закопать славную историю Училища:
1. Навигацкая школа (1701 год)
2. Морская Академия (1715 год)
3. Морской шляхетский кадетский корпус (1752 год)
4. Морской кадетский корпус (1802 год)
5. Морское училище (1867 год)
6. Морской кадетский корпус (1891 год)
7. Морской корпус (1906 год)
8. Морской его Императорского Величества Наследника Цесаревича Корпус (1914 год)
9.Курсы командного состава флота (1918 год)
10. Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе (1926 год)



1. Навигацкая школа (1701 год)

14 января 7209 лета или 25 января 1701 года по новому стилю высочайшим Указом Петра I была основана "Школа математических и навигацких наук". В Российской Империи возникла государственная школа картографии и навигации. Целью создания морского учебного заведения было обеспечение комплектования создающегося отдельного централизованного российского флота Великой Империи профессиональными кадрами.

С самого начала создания Высшего Военно-Морского Училища с июня 1701 года Навигацкая Школа располагалась в Москве, в Сухаревской башне Кремля или Центральной Морской Башне государства Российского. Сухарева башня, которую называют Сухаревской, была построена в Москве в 1692—1695 годах на месте старых Сретенских ворот Китайского вала Великой Стены (Большой Стены)

"Навигацкая Школа" с нуля готовила лучших морских специалистов не только для флота, а так же для Армии и Высшей Гражданской Службы, но приоритет в России всегда отдавался морю. Сухаревская башня изначально была устроена именно как корабль с мачтой. Восточная часть башни символизировала корабельный нос, а западная – корму. И зная о пристрастии Петра I ко всему, что касается военно-морского флота, можно предположить, что Петр Алексеевич лично участвовал в разработке проекта Морской башни в виде корабля.

Школа делилась на классы - в начальных классах обучали русскому языку и началам счёта - математике и геометрии. Дальше простых выходцев отправляли служить писарями во Флот или учиться дальше на Мастеров Адмиралтейства. Наиболее способных из юношей дворянского происхождения переводили в следующие классы, высшими из которых являлись мореходные - плоской и меркаторской навигации или морской астрономии. Кроме того, ученики изучали правила ведения шканечного журнала, счисление пути корабля, фехтование. Изучение велось последовательно и завершалось сдачей экзамена. Наиболее способные и старательные могли закончить полный курс школы за 4 года, а нерадивые обучались в ней максимум 13 лет. Первоначально школа находилась в ведении Оружейной Палаты Кремля, с 1706 года она была передана в Воинский Морской Приказ, а с 1712 года - в Воинскую Морского Флота Канцелярию. Преподаватели школы работали независимо друг от друга, на равных и подчинялись только генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину.

Первый выпуск Школы состоялся в 1705 году. Её окончили 64 человека. Выпускники Школы получали право на производство в офицеры после длительного служения на кораблях и сдачи соответствующего экзамена. Многие выпускники стажировались на английском и голландском флотах, входящих тогда в Империю.

Морскую Навигацкую Школу возглавлял потомок князей Великой Греко-Российской Восточной Империи шотландский принц, российский граф, генерал-фельдмаршал, герой Полтавской битвы, Яков Вилимович Брюс.
Яков Брюс помимо основного русского свободно владел шестью европейскими языками и проявил себя как ученый в геологии и географии, в математике и артиллерии, в астрологии и астрономии, в механике и оптике, в истории и медицине, в филологии и лингвистике, и в многих других научных дисциплинах, поэтому выпускники получали разносторонние знания и поэтому выпускники - Военно-Морские Офицеры всегда были цветом общества.

2. Морская Академия 1715 год

В 1715 году в Санкт-Петербурге на базе действующих старших мореходных классов Навигацкой школы создаётся Морская Академия (Академия морской гвардии). Навигацкая школа лишилась своего прежнего статуса и стала подготовительным училищем при Академии. Морская академия была рассчитана на 300 учеников и организационно делилась на 6 отделений по 50 человек. Во главе академии стоял директор, отделениями командовали офицеры из гвардейских полков. Помимо отделений в Академии имелся отдельный класс геодезистов численностью 30 человек. В 1716 году было учреждено воинское звание «гардемарин». Это звание заменило звание «навигатор», в качестве переходного от ученика Морской академии к чину мичмана (учреждён в 1713 г.). По экзамену мичманы производились в первый офицерский чин унтер-лейтенанта. В 1732 году первым офицерским чином на флоте стал чин мичмана, сохранивший это значение до 1917 года с перерывом в 1751-1758 гг. С 1723 года в гардемаринскую роту (200 чел.) зачисляли прошедших теоретический курс. Летом гардемарины распределялись по кораблям и уходили в практическое плавание, а зимой продолжали теоретическое обучение. Срок пребывания в чине гардемарина зависел от способностей и наличия свободных офицерских должностей, а также старшинства в списке роты. Вместо положенных семи лет, некоторые становились офицерами через три-четыре года, а другие служили в чине гардемарина до двадцати лет. В 1744 году в отставку «по болезни и старости» был отправлен 54-летний гардемарин, прослуживший в этом чине тридцать лет. В 1717-1752 гг. из Академии было выпущено более 750 человек.

Морской шляхетский кадетский корпус (1752 год)

15 декабря 1752 года Навигацкая школа и гардемаринская рота были упразднены, а Морская академия преобразована в Морской шляхетский кадетский корпус. Название подчёркивало комплектование его исключительно лицами дворянского происхождения. Штат корпуса предусматривал обучение 360 человек, которые в строевом отношении делились на три роты по 120 человек, а в учебном - на три класса. Гардемаринами стали называть учеников старшего класса корпуса. Состав роты был смешанный - в каждую входили три учебные группы - гардемаринская (1 класса) и кадетские (2 и 3 класса). В 1762 году для кадетов ввели единую форму одежды, однотипное вооружение и снаряжение. Новым штатом в помощь директору назначался капитан 1 ранга, фактически - его заместитель по строевой части, которому подчинялись старшие офицеры - командиры рот. В каждой роте было по 4 офицера. Деятельностью преподавателей руководил профессор. В Корпусе изучалось 28 наук, в том числе: арифметика, геометрия, тригонометрия, алгебра, механика, навигация, география, артиллерия, фортификация, история, политика, риторика, на выбор - французский, английский или немецкий языки, тактическое маневрирование (морские эволюции), морская практика, такелажное дело, фехтование, танцы. Перевод из класса в класс, а также производство гардемаринов в офицеры, осуществлялись только на вакантные места. До 1762 года выпускники Корпуса были обязаны служить пожизненно. 18 февраля 1762 года манифестом Петра III «О вольности дворянской» каждый дворянин получил право служить по своему усмотрению и выйти в отставку. Этот порядок сохранялся до 1917 года. В 1762-1802 гг. Корпус возглавлял И. Л. Голенищев-Кутузов. По его инициативе в 1764 году ввели должность старшего инспектора классов, который отвечал за организацию учебного процесса. В 1769 году была основана библиотека Морского корпуса, которая пополнялась оригинальными и переводными книгами и учебниками. Быстрый рост флота вызвал расширение Морского корпуса, штат которого в 1783 году расширили до 600 человек, а в 1791 году в нём фактически обучалось около тысячи человек. С 1753 по 1802 гг. Корпусом было выпущено 3036 офицеров.

Морской кадетский корпус. 1802 год

В 1802 году из названия исключили слово «шляхетский», но принцип комплектования Корпуса не изменился. Директором Корпуса стал контр-адмирал П. К. Карцев, ветеран войн с Турцией и Швецией. Наиболее способные гардемарины отправлялись волонтёрами на английский и французский флоты и участвовали в Трафальгарском сражении. В 1812 году Морской корпус произвёл два выпуска, флот пополнился 134 мичманами, многие из которых приняли участие в войне с наполеоновской Францией. В 1817 году штат корпуса предусматривал обучение 700 кадетов и гардемаринов, расходы на его содержание составляли более 460 тыс. руб. в год. В 1826 году Корпус под воздействием Николая I приравняли к экипажу, аналогичному армейскому батальону. Капитан 1 ранга стал именоваться командиром экипажа. Батальон включал гардемаринскую, три кадетские и резервную роты. В кадетских обучались мальчики от 10 до 16 лет, в гардемаринской - юноши 16-18 лет. Роту возглавлял капитан-лейтенант, отделения - лейтенанты и мичмана. В обучении на первый план, как и в армии того времени, вышла строевая подготовка. Дисциплина поддерживалась строгими наказаниями. В таких сложных условиях положительную роль сыграла деятельность адмирала И. Ф. Крузенштерна, бывшего сначала инспектором классов, а затем и директором Корпуса (1827-1842 гг.). При нём в Корпусе были созданы музей и обсерватория. 28 января 1827 года при Корпусе был открыт офицерский класс для совершенствования образования офицеров. Тем не менее, уровень обучения офицеров неуклонно падал, что стало одной из причин поражения в Крымской войне. В 1855 году преобразования на флоте возглавил генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич. В 1861 году при его участии были установлены новые правила приёма в Морской корпус. Впервые были введены конкурсные экзамены и «пробные» плавания. В Корпус принимались юноши от 14 до 17 лет, кроме дворян право на поступление имели также дети «почётных граждан», заслуженных армейских и флотских офицеров, гражданских чиновников. Телесные наказания были отменены, основной упор сделали на стремление выработать дисциплину, основанную на сознательном отношении к делу.

Морское училище. 1867 год
В 1867 году Морской корпус переименовали в Морское училище. Согласно Уставу в него принимались юноши с 16 лет, срок обучения составлял 4 года, штат сокращался до 240 человек с расчётом на ежегодный выпуск 60 гардемаринов. Звание «гардемарин» стало присваиваться выпускникам училища, которые отправлялись в годичное плавание, после чего производились в чин мичмана. Курс училища подразделялся на две части - общую (1 год) и специально-морскую (3 года). Ежегодно в мае проводились переводные экзамены, а с 25 мая по 25 августа кадеты проходили практику на кораблях учебного отряда. 7 августа 1862 года офицерский класс реорганизовали в Академический курс морских наук, который в 1877 году был преобразован в Морскую академию, которая с 1907 года стала самостоятельным учебным заведением. В 1861-1871 гг. училище возглавлял контр-адмирал В. А. Римский-Корсаков. При нём были отменены некоторые обязательные занятия, сокращено число строевых занятий, повысилась роль самостоятельной подготовки кадетов. Кадетам было разрешено ежедневно после занятий уходить в город до 23 часов. В дисциплинарную практику ввели «штрафные отметки», которые влияли на старшинство в выпуске, которое влияло не только на распределение по окончании училища, но и на получение очередных офицерских званий. Многие из этих преобразований оказались временными. Преемник Римского-Корсакова, контр-адмирал А. П. Епанчин отменил часть его начинаний. В 1872 году кадетам запретили выход в город по будним дням, стали практиковать обыски личных вещей. С 1875 года срок обучения увеличили до 5 лет, а возраст поступающих в подготовительный класс снизили до 12 лет. В 1882 году звание «гардемарин» на флоте упразднили, а в училище ввели гардемаринскую роту. При выпуске вновь стали присваивать чин мичмана.

Морской кадетский корпус.1891 год
В 1891 году училище вновь переименовали в Морской кадетский корпус. По новому положению срок обучения составлял 6 лет, корпус делился на 6 рот, а в учебном плане - на 6 классов (три общих и три специальных). В 1898 году число воспитанников увеличили до 600 человек. Директор корпуса осуществлял руководство через ближайших помощников - заведующих строевой и хозяйственной частями. Ежегодно в летние месяцы выпускники практиковались на кораблях Учебного отряда морских судов. Качество практики несколько снижалось ввиду устаревания корабельного состава отряда. Тем не менее качество специальной подготовки оставалось достаточно высоким благодаря углублённому изучению специальных дисциплин. В 1903 году срок обучения в специальных классах был увеличен ещё на один год.

Морской корпус. 1906 год.
С 1906 года в Корпусе был проведён ряд преобразований, основанных на реализации опыта русско-японской войны. Увеличили число воспитанников, а гардемаринов специальных классов приравняли к юнкерам военных училищ. Выпускники Корпуса производились в корабельные гардемарины, а после годичного плавания получали чин мичмана. Главным предметом в специальных классах стала тактика. Курс военно-морской истории преобразовали в историю военно-морского искусства. Совершенствовалась материальная база. В 1912 году были проведены первые соревнования между кадетами - они включали в себя гимнастику, фехтование, стрельбу из винтовки и револьвера, плавание, гонки под парусом.

Морской его Императорского Величества Наследника Цесаревича Корпус. 1914 год

6 ноября 1914 года Николай II назначил шефом корпуса своего сына Алексея Николаевича. Во время Первой мировой войны сроки обучения были сокращены при сохранении объёма основных учебных программ. Тем не менее, Морской корпус в силу сословных ограничений не мог избавить растущий флот от недостатка кадров. В 1916 году Корпус переименовали в Училище. В марте 1918 года училище прекратило свою деятельность.

Курсы командного состава флота. 1918 год

15 сентября 1918 года специальным приказом было объявлено о создании в Петрограде Курсов командного состава флота на 300 слушателей. Открытие курсов состоялось 10 октября в здании бывшего Морского училища. Слушателей набирали из матросов-специалистов, которых планировалось подготовить к исполнению офицерских обязанностей всего за 4 месяца. В 1919 году Курсы реорганизовали в Училище командного состава флота со сроком обучения три с половиной года. Училище включало военно-морской и технический отделы. Военно-морской отдел готовил штурманов, артиллеристов и минёров, технический отдел - механиков, электромехаников и радиотелеграфистов. Таким образом, впервые был реализован принцип подготовки специалистов на первичные офицерские должности. Правилами поступления разрешалось зачислять в училище не только матросов, но и гражданскую молодёжь. В октябре 1919 года отряд слушателей впервые выступил на фронт. За проявленный отрядом героизм, училищу было вручено Красное знамя, которое и сейчас хранится в его музее. 8 июля 1920 года было утверждено Положение о приёме в училище, которое установило возраст поступающих из числа гражданской молодёжи - 18 лет, из числа военных моряков - 26 лет. Для поступления требовалось среднее образование и сдача вступительных экзаменов. 18 июня 1922 года состоялся первый выпуск училища - его окончило 82 человека. В том же году подготовка по специальностям «инженер-механик» и «инженер-электрик» была переведена в создаваемое Военно-морское инженерное училище (ныне - Военно-морской инженерный институт). Осенью того же года Училище командного состава флота преобразовали в Военно-морское училище. Установка предусматривала подготовку командира для военно-морской службы без разделения по специальностям. Полученные знания могли обеспечить продвижение по службе до командира корабля 2 ранга. В дальнейшем офицер мог совершенствовать свои знания на курсах совершенствования командного состава (ныне 6-е ВСОК), а также в военно-морской академии. В 1922 году состоялось первое полноценное плавание слушателей на боевых кораблях. В 1924 году учебный корабль «Комсомолец» и крейсер «Аврора» со слушателями на борту совершили первый дальний поход по маршруту Кронштадт - Берген - Мурманск - Архангельск - Тронхейм - Кронштадт, общей продолжительностью 47 суток.

Высшее военно-морское училище им. М. В. Фрунзе. 1926 год

7 января 1926 года по ходатайству личного состава училища, ему было присвоено имя Михаила Васильевича Фрунзе. Тогда же было введено звание «курсант». Новым штатом предусматривалось обучение 825 курсантов. Программа обучения делилась на 4 курса. 22 сентября 1935 года в СССР были введены персональные воинские звания для командного состава РККА и РККФ. В июне 1936 года в училище состоялся первый выпуск лейтенантов. 13 октября 1936 года училище было награждено Почётным революционным красным знаменем и получило наименование Краснознамённого. Было сформировано четыре отдела: штурманский, артиллерийский, минно-торпедный и гидрографический. В 1937-1939 гг. создавались военно-морские училища в Баку, Севастополе и Владивостоке. Туда уехали многие курсанты, преподаватели и командиры училища им. Фрунзе. 10 июня 1939 года училище было награждено орденом Ленина. Авторитет училища постоянно рос. В 1940 году на 300 вакантных мест было получено 3900 заявлений от желающих поступить. В 1939 году училище закончило 625 лейтенантов, в 1940-404.

Начало Великой отечественной войны совпало с периодом практики у курсантов. 25 июня 1941 года состоялся досрочный выпуск офицеров. Лейтенантами стали 198 курсантов. Второй в 1941 году досрочный выпуск состоялся 31 октября. Курсанты 1 и 2 курсов в июле-августе 1941 года принимали участие в боях в составе 1-ой отдельной бригады морской пехоты. В конце июля 1941 года также было принято решение об эвакуации училища в Астрахань, где оно должно было разместиться на базе Астраханского института рыбной промышленности. Эвакуация завершилась 10 января 1942 года. Последний выпуск военного времени состоялся 7 мая 1944 года. Летом того же года училище вернулось в Ленинград. По окончании войны курсанты ВВМУ им. Фрунзе участвовали в Параде победы на Красной площади. 52 выходца из училища в ходе войны удостоились звания Героя Советского Союза.

Первый послевоенный выпуск состоялся в апреле 1947 года. 29 января 1951 года ВВМУ им. Фрунзе Указом Президиума Верховного Совета СССР было награждено орденом Ушакова I степени. В 1955 году совету училища предоставили право принимать к защите диссертационные работы. Позднее были созданы специализированные советы по присуждению учёных степеней доктора и кандидата наук. В 1959-1962 гг. училище перешло на командно-инженерный профиль подготовки кадров. Была внедрена факультетская система, срок обучения увеличен до 5 лет. Летом 1962 года состоялся первый выпуск специалистов командно-инженерного профиля. Также впервые вместо 6 государственных экзаменов, выпускники защищали дипломные работы. В 1959-1971 гг. в училище работал политический факультет, готовивший офицеров с высшим военно-политическим образованием и квалификацией корабельного штурмана. В 1969 году на базе этого факультета было создано Киевское высшее военно-морское политическое училище. В 1998 году в связи с реорганизацией военных учебных заведений ВВМУ им. Фрунзе было объединено с ВВМУПП им. Ленинского Комсомола и переименовано в Санкт-Петербургский Военно-морской институт.

Личности - преподаватели и выпускники корпуса и училища

Анципо-Чикунский, Лев Владимирович
Беллинсгаузен, Фаддей Фаддеевич (1797)
Белобров, Андрей Павлович
Боголюбов, Алексей Петрович
Бутаков, Григорий Иванович
Верещагин, Василий Васильевич
Виноградов, Николай Игнатьевич
Врангел, Ф.П. (1818)
Гамалея, Платон Яковлевич
Гаджиев, Магомет Имадутдинович (1931)
Гницевич, Евгений Куприянович (1950)
Головко, Арсений Григорьевич
Головнин, В.Н. (1793)
Горшков, Сергей Георгиевич (1931)
Григорович, Иван Константинович
Даль, Владимир Иванович
Дриженко, Фёдор Кириллович
Истомин, Владимир Иванович
Касатонов, Владимир Афанасьевич (1931)
Колбасьев, Сергей Адамович
Колотило, Леонид Григорьевич
Колчак, Александр Васильевич (1894)
Корнилов, В.А. (1823)
Крылов, Алексей Николаевич
Кузнецов, Николай Герасимович (1926)
Курганов, Николай Гаврилович
Лаврентьев, Анатолий Васильевич
Лазарев, Михаил Петрович
Лисин, Сергей Прокофьевич
Лисянский, Юрий Фёдорович (1788)
Лукин, Анатолий Викторович
Магницкий, Леонтий Филиппович
Можайский, Александр Фёдорович
Нахимов, Павел Степанович (1818)
Новосильский, Ф.М. (1823)
Осипенко, Леонид Гаврилович (1941)
Повалишин, И.А. (1758)
Прохватилов, Иван Васильевич
Путилов, Николай Иванович
Римский-Корсаков, Воин Андреевич
Римский-Корсаков, Николай Андреевич
Рыбин, Георгий Николаевич
Сахарнов, Святослав Владимирович
Сикорский, Игорь Иванович
Сенявин, Дмитрий Николаевич (1780)
Собисевич, Леонид Евгеньевич
Соболев, Леонид Сергеевич
Станюкович, Константин Михайлович
Ушаков, Фёдор Фёдорович (1766)
Фарварсон, Андрей Данилович
Фролов, Александр Сергеевич
Чикунский, Борис Александрович
Чернавин, Владимир Николаевич (1956)
Чичагов, В.Я. (1745)
Чуркин, Фёдор Семёнович
Шишков, Александр Семёнович
Шломин, Владимир Семёнович
Эссен, Николай Оттович
Директоры Морского корпуса

1701-1715 - Ф. М. Апраксин, Ф. Ф. Головин
1715-1716 - генерал-лейтенант Сент-Илер
1716-1719 - граф А. А. Матвеев
1719-1722 - Г. Г. Скорняков-Писарев
1722-1727 - капитан А. Л. Нарышкин
1727-1728 - вице-адмирал Якоб Даниил Вильстер
1728-1730 - капитан П. К. Пушкин
1730-1732 - капитан В. А. Мятлев
1732-1733 - капитан-лейтенант В. М. Арсеньев
1733-1739 - генерал-лейтенант В. А. Урусов
1739-1744 - капитан П. К. Пушкин
1744-1760 - капитан 1 ранга А. И. Нагаев
1760-1762 - капитан 1 ранга Ф. Ф. Милославский
1762 - И. И. Шувалов
1762-1802 - адмирал И. Л. Голенищев-Кутузов
1802-1825 - контр-адмирал П. К. Карцов
1825-1826 - вице-адмирал П. М. Рожнов
1826-1842 - адмирал И. Ф. Крузенштерн
1842-1848 - вице-адмирал Н. П. Римский-Корсаков
1848-1851 - вице-адмирал Н. Г. Казин
1851-1856 - контр-адмирал В. А. Глазенап
1855-1857 - вице-адмирал А. К. Давыдов
1857-1861 - контр-адмирал С. С. Нахимов
1861-1871 - контр-адмирал В. А. Римский-Корсаков
1871-1882 - контр-адмирал А. П. Епанчин
1882-1896 - вице-адмирал Д. С. Арсеньев
1896-1901 - контр-адмирал А. Х. Кригер
1901-1902 - контр-адмирал А. И. Даможиров
1902-1905 - контр-адмирал Г. П. Чухнин
1905-1906 - контр-адмирал В. А. Римский-Корсаков
1906-1908 - капитан 1 ранга С. А. Воеводский
1908-1913 - контр-адмирал А. И. Русин
1913-1917 - контр-адмирал В. А. Карцев
Начальники училища

1917-1919 - генерал-лейтенант А. М. Бригер
1919 - А. А. Костин
1919-1920 - Б.Б Жерве
1920-1922 - Н. И. Паттон
1922 - В. П. Римский-Корсаков
1922-1924 - Е. Ф. Винтер
1924-1926 - Н. А. Бологов
1926-1930 - Ю. Ф. Ралль
1930-1934 - командир РККФ А. Н. Татаринов
1934-1939 - комдив Г. А. Буриченков
1939 - флагман 2 ранга П. С. Броненицкий
1939-1941 - контр-адмирал С. С. Рамишвили
1941-1942 - капитан 1 ранга Б. М. Жуков
1942 - капитан 1 ранга Б. Н. Апостоли
1942-1944 - капитан 1 ранга К. Д. Сухиашвили
1944-1947 - контр-адмирал В. Ю. Рыбалтовский
1947-1951 - контр-адмирал К. М. Кузнецов
1951-1952 - контр-адмирал А. Г. Ванифатьев
1952-1954 - контр-адмирал Г. А. Коновалов
1954-1959 - вице-адмирал В. Л. Богденко
1959-1967 - вице-адмирал А. Г. Ванифатьев
1967-1974 - вице-адмирал В. А. Хренов
1974-1979 - вице-адмирал В. В. Платонов
1976-1988 - вице-адмирал Н. К. Фёдоров
1988-1993 - контр-адмирал А. С. Ковальчук
1993-1999 - контр-адмирал Б. А. Попов
1999-2002 - контр-адмирал Н. А. Скок
2002-2006 - контр-адмирал О. Д. Демьянченко
2006 - н.в. - контр-адмирал Ю. Е. Ерёмин
Русскому, Российскому и Советском Флоту Слава! Как бы не переименовывали наш легендарный Флот, он остается старейшим и лучшим флотом в Мире!
Продолжение следует.

Истинную Историю отечества давно пора возвращать. Для молодежи важно гордиться Родиной, что русские

Я нисколько не сомневаюсь, что русских намеренно отлучили от рая Балли и Полинезии открытыми нашими мореплавателями. И теперь намеренно врут, что у русских флота до Петра Первого не было. И Новую Зелландию и Бали открыли именно русские.  В Кунсткамере Петра Великого остались экспонаты с тех далеких островов, но именно поэтому там был устроен страшный пожар и были уничтожены рукописи, карты и зарисовки. Именно поэтому и было Восстание Декабристов. Уничтожался цвет русского общества, вводился обязательный иностранный язык в школах и институтах и всех русских заставляли говорить по французски и именно поэтому декабристы и вышли на Сенатскую Площадь . Именно поэтому сейчас меня забанили на Фейсбуке и не дают публиковать новые фотографии в группе Русский Парусный Флот.

От русских срывают вообще всю нашу истинную Историю, самых Великих предков.
Посмотрите мои предыдущие посты. Скрывают более чем 7524 года нашей Истории.
7524 года назад появилась письменнось на Руси, а уверяют, что это Кирил и Мефодий изобрели русскую письменность и научили русских писать. Мы писали Латинскими буквами русские слова и все знали латынь и арабский язык. И Петра Первого был арапчонок и смуглые лица на Иконах и Пушкин был не арийского вида, но великолепно владел пером именно на русском языке, хотя заставляли писать по французски. Было явное насилие и незря теперь наша Полинезия уже французская.


Сейчас, специально русским и грекам и венецианцам создают невыносимые условия для выживания у себя в стране. Чтобы дети не могли учиться дома и и получать достойное высшее образование и все уезжали за рубеж -делают из нас рабов. Специально закрываются все предприятия, чтобы было негде работать, нет достойных рабочих мест, чтобы люди с высшим образованием и во время нескончаемых Войн и теперь уезжают за рубеж, вывозя что могут прихватить в ручной клади а оставльное бросая на разграбление вандалам. Сейчас не многим удается устроиться на престижные должности, многие так и остаются работать уборщицами и посудомойками, чтобы выжить и не умереть с голода. Родители теперь уже легко отпускают на такие заработки детей, чтобы выжить симим. А уезжают - то всегда самые лучшие - цвет общества, с высшим образованием и поднимают Европу дальше. Теперь уже говорят в Европе и Китае на чужих языках, не по русски. Не по русски говорят их дети, правнуки и прапавнуки декабристов - они уже не наши, конечно язык остается известным, но все больше и больше вымывается.

От нас скрывают нашу Истинную Историю, именно чтобы мы превратить в стадо баранов, рабов.

Почему нам старые карты нам показывают какими-то кусочками? Чтобы мы не поняли, что их явно рисовали русские?


Гебельс сказал: Отнимите у народа его Историю и он превратиться в Стадо управляемых Баранов. -Так и есть. Сколько уже можно!