Tags: Русский флот

Жизнь и смерть Громобоя. Японская Война и фото красивейшего русского Крейсера "Громобой"

Кто ищет - тот найдёт!
Нашла ещё фотографии русского Крейсера "Громобоqй".
Оригинал взят у humus в Жизнь и смерти Громобоя

«Громобой» — броненосный крейсер Российского флота, принимавший участие в Русско-японской (в составе Владивостокского отряда) и Первой мировой войнах.
Построен на верфи Балтийского завода в Санкт-Петербурге по улучшенному проекту крейсера «Россия». Заложен 7 мая 1898 г., спущен на воду 26 мая 1899 г., вступил в строй в 1900 г.
МАНТРА: ВСЕ КЛИКАБЕЛЬНО


Громобой спуск на воду 8 мая 1899 г.
Громобой спуск на воду 8 мая 1899 г.

Collapse )

Русский флот - Первый в Мире регулярный Военно-Морской Флот и он был лучшим! Английский историк.

Русский флот - первый регулярный Военно-Морской Флот в Мире.

«Русский флот, начало которого хотя обыкновенно относят к сравнительно позднему учреждению, основанному Петром Великим, имеет в действительности большие права на древность, чем флот Британский. За столетие до того, как король Альфред построил британские корабли, русские суда сражались в отчаянных морских боях; и тысячи лет тому назад первейшими моряками того времени были они, русские». Английский историк Фред Джен (F. Jane).  

Нашла тут https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1249514328540983&set=gm.2225840130868209&type=3&theater 

Русский флот - Первый в Мире регулярный Военно-Морской Флот и он был лучшим! Английский историк.
Русский флот - Первый в Мире регулярный Военно-Морской Флот и он был лучшим! Английский историк.

 А я как-то разговаривала с подводником - так он признался, что англичане нам 300 лет простить не могут превосходства русского флота  - именно этим и объясняется, что Англия строят нам теперь разные козни и Железные занавесы и начинают все войны против России чужими руками, оставаясь белыми и пушистыми. Очень жалею что на диктофон не успела записать. Человек и сейчас создает новейшие подводные лодки, может и хорошо, что не запомнила имя.

И тридцать Витязей прекрасных Чредой из Вод выходят ясных и с ними дядька их морской. Русская Греция

#Чесма. После Чесмы последовало трехлетнее пребывание Андреевского Флага в греческих водах, что дало о себе знать в плане архитектуры и остались красивейшие русские храмы. Эллины, почувствовав могущественнейшую поддержку русских вновь поверили в свои силы и больше не прекращали вооруженной борьбы с захватчиками, вплоть до завоевания независимости Греции. 

Русский Меандр и ливнестоки со львами в Баальбеке. Ливан.
Русский Меандр и ливнестоки со львами в Баальбеке. Ливан.
Collapse )

Создание Первого в мире регулярного Военно-Морского Флота и 300-летие Русского Подводного Флота

 

Братцы, с праздником! Именно в этот день 20 Октября 7204 Лета, по старому стилю или 30 октября 1696 года, по новому стилю, Боярская Дума поддержала, наконец мечту молодого Петра I, удовлетворив наконец его просьбу и приняла осознанное решение о создании Первого в Мире регулярного Русского Военно-Морского Флота! «Морским Судам Быть!» #20_октября

Морским Судам быть! Петр Первый
Collapse )

Галеон - корабль с гальюном, где было удобно сидеть на толчке, гадить, лить за борт и всё смывало.

 

Галеон — большое многопалубное парусное судно XVI—XVIII веков с достойным артиллерийским вооружением тульского оружейного завода, использовавшееся, как военные и торговые корабли.

Галеон с невским флагом

Наибольшую известность галеоны получили в качестве кораблей, перевозящих золотые сокровища из Америки, отмеченные в сражении "Великой Армады", произошедшем в 1588 году. Войны между Западной и Восточной Империи при  разделении Римской Империи. теперь не зря новый танк у нас назвали Армата. Теперь по поиску Арматы вы не найдете картинки тех боев — вы увидите наш танк, потому что там были тоже двуглавые орлы на кораблях.


Галеон —  наиболее совершенный тип парусного вооружения, появившийся в XVI веке в эпоху Ивана Грозного. Этот тип парусного корабля появился в ходе эволюции каравелл и каракк  или нефов и предназначался уже для дальних океанских путешествий, мог проходить большие расстояния  и был более маневренный: 

Снижение баковой надстройки и удлинение корпуса привело к увеличению устойчивости и снижению волнового сопротивления, в результате чего получилось более быстрое, мореходное и маневренное судно. Галеон отличается от ранних кораблей, на которых ходил Афанасий Никитин за три моря, включая Индийский Океан, тем, что он был длиннее, ниже и прямее, с прямоугольной кормой вместо круглой, и наличием на носу гальюна, выступающего вперед ниже уровня бака. 

Из-за этого новшества и произошло название судна-

Collapse )

Что тебе снится Крейсер Аврора?

«Аврора» — Русский Бронепалубный Крейсер I ранга, который принимал участие в Цусимском сражении. Крейсер «Аврора» получил всемирную известность, подав сигнал холостым выстрелом из бакового 152-мм орудия ровно в 21 ч. 45 мин, призывая к началу Октябрьской Революции 1917 года, устроенной нам англичанами.
В период Великой Отечественной Войны 1941- 1945 года Легендарный корабль защищал Ленинград от немецко-фашистских захватчиков и нога немца так и не ступила на русскую землю в колыбель трех революций. После окончания войны "Аврора" продолжила службу в качестве учебного судна-блокшива и затем музея, встав на постоянную стоянку на реке Нева, в самом центре Санкт-Петербурга. За это время «Аврора» стала кораблём-символом русского флота и ныне является объектом культурного наследия России - и Мира - это единственный крейсер в Мире.

Аврора 7 Ноября 1967 год. #СССР. Парад кораблей на Неве.

Бронепалубный крейсер I ранга "Аврора" как все корабли его типа «Диана» «Паллада», строился по кораблестроительной программе 1895 г. с целью «уравнения русских морских сил с немецкими и с силами прилегающих на Балтике второстепенных государств». Крейсера типа «Диана» стали одними из первых бронепалубных крейсеров Российской Империи.

К началу XX века сохранились противоречия с Англией, и начался рост угрозы со стороны развивающейся под боком Германии, усиление позиций Японии, которая ещё совсем недавно вообще не имела флота, требовали усиления флота и постройки новых мощных бронепалубных кораблей. Изменения в кораблестроительной программе, принятые в 1895 г., предполагали постройку в период с 1896 по 1905 гг. 36 новых кораблей, среди них девяти крейсеров, двух - трех «карапасных», то есть бронепалубных. Впоследствии эти бронепалубные крейсеры стали мощным оружием с врагом и слава БОгу , что у нас благодаря революции сохранилось это чудо.
Основой для разработки тактико-технических элементов (ТТЭ) будущих крейсеров стал созданный С. К. Ратником проект крейсера водоизмещением 6000 тонн, прототипом которого являлись новейший (спущен на воду в 1895 г. в Англии крейсер HMS Talbot и во Франции бронепалубный крейсер D'Entrecasteaux 1896. В начале июня 1896 г. планируемая серия была расширена до трёх кораблей, третий из которых -будущая «Аврора», которую было предписано заложить в Новом Адмиралтействе. 20 апреля 1896 г. Морской технический комитет (МТК) утвердил технический проект бронепалубного крейсера I ранга.

31 марта 1897 года император Николай II повелел именовать строящийся крейсер «Авророй» в честь римской богини зари. Л. Л. Поленов считает, что крейсер был назван в честь старого парусного фрегата «Аврора», прославившегося при обороне Петропавловска-Камчатского в годы Крымской войны там тоже былы Три Богини - Аврора, Диана и Паллада.
Фактически работы постройки «Авроры» начаты значительно позднее, чем «Дианы» и «Паллады», но официальная закладка всех крейсеров этого типа состоялась в один день: 23 мая 1897 г. Первой в 10 ч. 30 мин. торжественную церемонию провели на «Авроре» в присутствии генерал-адмирала Алексея Александровича. Серебряную закладную табличку закрепили между 60-м и 61-м шпангоутами, и подняли на специально установленных флагштоках флаг и гюйс будущего крейсера.
Крейсера типа «Диана» должны были стать первыми однотипными русскими серийными крейсерами, но достичь единообразия среди них не удалось: на «Аврору» установили несколько иные, чем на «Диану» и «Палладу», машины, котлы, рулевые устройства. Электроприводы для последних были заказаны трём разным заводам в порядке эксперимента: так можно было узнать, какие приводы окажутся наиболее эффективными, чтобы затем их можно было устанавливать на другие корабли флота.

Стапельные работы были начаты осенью 1897 г., и они затянулись на три с половиной года из-за неготовности отдельных элементов корабля. Наконец, 24 мая 1900 г. корпус был спущен на воду в присутствии императора Николая II и императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны. Вслед за этим началась установка главных машин, вспомогательных механизмов, обще-корабельных систем, вооружения и прочего оборудования. В 1902 г. впервые на российском флоте «Аврора» получила якоря системы Холла, новинку, которой не успели оснастить остальные два корабля этого типа. Летом 1900 г. крейсер прошёл первые испытания, последние — 14 июня 1903 г.
В непосредственном строительстве крейсера (с момента постройки и до окончания ходовых изменений) участвовали четыре строителя: Э. Р. де Грофе, К. М. Токаревский, Н. И. Пущин и А. А. Баженов.
Общая стоимость постройки «Авроры» оценивалась в 6,4 млн рублей.

Корпус «Авроры» имеет три палубы: верхнюю и две внутренних (батарейную и броневую), а также баковую надстройку. На всём периметре броневой палубы, которая называлась жилой, расположена платформа, ещё две ― на оконечностях корабля.
Главные поперечные переборки (ниже броневой палубы) делят внутреннее пространство трюма на тринадцать отсеков. Четыре отсека (носовой, котельных отделений, машинных отделений, кормовой) занимают пространство между броневой и батарейной палубами и обеспечивают непотопляемость корабля.
Наружная стальная обшивка имела длину 6,4 м и толщину до 16 мм и крепилась к набору двумя рядами заклёпок. В подводной части корпуса стальные листы крепились внакрой, в надводной ― встык на подкладных планках. Толщина листов обшивки фальшбортов достигала 3 мм.
Подводная часть корпуса и его надводная часть на 840 мм выше ватерлинии имели миллиметровую медную обшивку, которая, чтобы избежать электрохимической коррозии и обрастания, крепилась на деревянную обшивку из тика, закреплённую на корпусе с помощью бронзовых болтов.
В диаметральной плоскости на горизонтальном киле был установлен фальшкиль, имевший два слоя и изготовленный из двух пород деревьев (верхний ряд ― из тика, нижний ― из дуба).
На крейсере имелось две мачты, основания которых крепились к броневой палубе. Высота фок-мачты ― 23,8 м; грот-мачты ― 21,6 м.
Конструкция бронепалубного крейсера предполагает наличие сплошной карапасной палубы, защищающей все жизненно важные части корабля (машинные, котельные и румпельное отделения, погреба артиллерийского и минного боезапаса, центральный боевой пост, помещения подводных минных аппаратов). Её горизонтальная часть на «Авроре» имеет толщину 38 мм, которая увеличивается до 63,5 мм на скосах к бортам и оконечностям.
Боевая рубка защищена спереди, по бокам и сзади бронелистами толщиной 152 мм, что позволяло защитить её даже с кормовых курсовых углов; сверху ― бронелистом толщиной 51 мм из маломагнитной стали.
Вертикальное бронирование толщиной в 38 мм имеют снарядные элеваторы и приводы управления там, где нет броневой палубы.
Котельная установка состояла из 24 котлов системы Бельвиля образца 1894 г., которые были расположены в трёх отсеках (носовом, кормовом и среднем котельном). По бортам крейсера были проложены трубы магистрали главного паропровода к главным паровым машинам. Вспомогательных котлов «Аврора», как и прочие корабли типа, не имела. Ввиду этого подача пара к вспомогательным механизмам осуществлялась через паропровод от главных котлов.
Над всеми тремя котельными отделениями стояла дымовая труба высотой 27,4 м. Для обеспечения работы котлов в корабельных цистернах содержалось 332 т пресной воды (для нужд экипажа ― 135 т), которая могла быть пополнена с помощью опреснительных установок системы круга, суммарная производительность которых доходила до 60 т воды в сутки.
Для размещения угля на «Авроре» имелись 24 угольные ямы, расположенных в межбортовом пространстве у котельных отделений, а также 8 угольных ям запасного топлива, находившихся между броневой и батарейной палубами на протяжении машинных отделений. Эти 32 ямы могли вмещать до 965 т угля; нормальным запасом топлива считались 800 т угля. Полного запаса угля могло хватить на 4000 миль плавания со скоростью 10 узлов.
Главными двигателями являлись три паровых машины тройного расширения (суммарная мощность ― 11600 л.с.). Они должны были быть способны обеспечить 20-узловую скорость (в ходе испытаний «Аврора» достигла максимальной скорости в 19,2 уз, что в целом превысило максимальную скорость «Дианы» и «Паллады» на испытаниях). Конденсация отработанного пара осуществлялась тремя холодильниками; имелся также конденсатор пара вспомогательных машин и механизмов.
Движители крейсера ― три трёхлопастных бронзовых гребных винта. Средний винт был винтом левого вращения, правый вращался против часовой стрелки, левый ― по часовой стрелке (вид с кормы на нос).

Водоотливная система
Задача системы: откачивать основную массу воды из отсеков корабля после заделки пробоины. Для этого автономно использовались по одной турбине (подача воды ― 250 т/ч) в оконечностях, в МКО ― циркуляционные помпы холодильников и шесть турбиной подачей воды по 400 т/ч.
Осушительная система
Задача системы: удаление воды, оставшейся после работы водоотливных средств или скопившейся в корпусе из-за фильтрации, заливания подшипников, отпотевания бортов и палуб. Для этого на корабле имелась магистральная труба из красной меди, имевшей 31 приёмный отросток и 21 разобщительный вентиль. Само осушение осуществлялось тремя насосами системы Вортингтона.
Балластная система
На «Авроре» имелось по одному кингстону системы затопления в оконечностях и по два в средних водонепроницаемых отсеках, управление которыми осуществлялось с батарейной палубы. Приводы кингстонов затопления были выведены в жилую палубу.
Пожарная система
Под броневой палубой вдоль правого борта была проложена красномедная труба пожарной магистрали. Для подачи воды использовались два насоса Вортингтона. Отводы от магистральной трубы находились на верхней палубе, переходя в медные поворотные рожки для присоединения пожарных шлангов.
Шлюпочное вооружение
два 30-футовых паровых катера;
один 16-весельный барказ;
один 18-весельный барказ;
один 14-весельный катер;
один 12-весельный катер;
два 6-весельных вельбота;
два яла.
Все гребные суда обслуживались поворотными шлюпбалками, а паровые катера — заваливающимися.

Жилые помещения рассчитывались на 570 человек экипажа и на размещения флагмана соединения с его штабом. Нижние чины спали на подвесных койках, расположенных в носовой части корабля. 10 кондукторов спали в пяти двухместных каютах на броневой палубе, офицеры и адмиралы — в помещениях между носовой и средней дымовыми трубами.
Запас продовольствия был рассчитан на два месяца, имелась холодильная камера и холодильная машина.

Артиллерийское вооружение «Авроры» составляли восемь 152-мм с длиной ствола 45 калибров орудий системы Канэ, размещённых по одной на полубаке и юте и шесть на верхней палубе (по три с каждого борта). Максимальная дальность стрельбы орудия до 9800 м, скорострельность — 5 выстрелов в минуту при механической подаче снарядов и 2 выстрела — при ручной. Общий боезапас состоял из 1414 выстрелов. Снаряды по своему действию делились на бронебойные, фугасные и шрапнельные.
На верхней и батарейной палубах были установлены двадцать четыре 75-мм с длиной ствола 50 калибров орудий системы Канэ на вертикальных станках системы Меллера. Дальность стрельбы — до 7000 м, скорострельность — 10 выстрелов в минуту при механической подаче и 4 — при ручной. Их боекомплект насчитывал бронебойных 6240 патронов. На марсе и мостиках установлены 8 одиночных 37-мм орудия Гочкиса и две десантных 63,5-мм пушки системы Барановского. Для этих орудий соответственно имелось 3600 и 1440 патронов.

Минные боевые средства включали в себя один надводный выдвижной торпедный аппарат, выстреливавший торпеды через яблоко форштевня, и два подводных траверзных щитовых аппарата, установленных побортно. Стрельба торпедами Уайтхеда производилась сжатым воздухом при скорости корабля до 17 уз. Наводка торпедных аппаратов производилась при помощи трёх прицелов (по одному для каждого аппарата), расположенных в боевой рубке. Боезапас составлял восемь торпед калибром 381 мм и дальностью хода 1500 м. Две из них хранились у носового аппарата, ещё шесть — в отделении подводных аппаратов.
В минное вооружение включались также 35 сфероконических мин заграждения, которые могли быть установлены с плотиков или шлюпок и катеров корабля. По бортам «Авроры» вывешивались на специальных трубчатых шестах противоминные сети заграждения, если крейсер находился на якоре на открытом рейде.

Внешняя связь корабля обеспечивалась сигнальными флагами, а также (реже) «боевыми фонарями Манжена» — прожекторами с диаметром зеркала 75 см. Основным назначением последних было освещение в тёмное время вражеских миноносцев. «Аврора» имела на вооружении шесть прожекторов. Для ночной дальней зрительной сигнализации на крейсере имелись два комплекта огней системы полковника В. В. Табулевича. Это новое для того времени средство состояло из двух фонарей красного и белого цветов. Для усиления силы света огней применялся специальный горючий порошок, позволявший при благоприятных метеорологических условиях видеть огни на расстоянии до 10 миль. Сигнализация осуществлялась передачей цифр по азбуке Морзе: точка обозначалась вспышкой белого фонаря, а тире — красного.
Наблюдение осуществлялось с помощью зрительных труб и биноклей.
Система управления артиллерийским огнем крейсера позволяла артиллерийскому офицеру управлять всей артиллерией корабля и каждым орудием в отдельности. Дистанция до цели измерялась с помощью закупленного в Англии дальномера системы Барра и Струда.

Затянувшиеся ходовые испытания позволили «Авроре» совершить свой первый выход в море лишь 25 сентября 1903 г. Крейсер был направлен на Дальний Восток по маршруту Портленд — Алжир — Специя — Бизерта — Пирей — Порт-Саид — порт Суэц. Достигнув Джибути в конце января 1904 г. соединение контр-адмирала А. А. Вирениуса узнало о начале войны с Японией и отправилось назад, на Балтику, куда прибыло к апрелю 1904 г. зачем надо было светить Аврору у англичан, а затем гнать Аврору из Джибути домой , если оставалось до Владивостока совсем немного?
После возвращения на Балтику «Аврора» была включена в состав 2-ой эскадры Флота Тихого океана, которая должна была отправиться как можно скорее во Владивосток, чтобы, помочь кораблям 1-ой Тихоокеанской эскадры и разбить японский флот, установив господство в Японском море, на которое посягали англичане. Крейсер поступил под командование вице-адмирала З. П. Рожественского и 2 октября 1904 г. в составе его соединения покинул Либаву, тем самым начав длительный изнемождающий переход на ТОФ в Тихий океан.
7 октября крейсер и его соединения почти достигли берегов Великобритании, которая являлась политическим противником России в борьбе с Японией и союзником Англии, поэтому З. П. Рожественский приказал привести все корабли в состояние повышенной боевой готовности. В районе Доггер-Банки соединение обнаружило неопознанные суда и обстреляло их. Причём под огонь броненосцев попали также «Аврора» и «Дмитрий Донской». Этот так называемый Гулльский инцидент вызвал в итоге крупный международный скандал. Кто на самом деле стрелял до сих пор неизвестно.

К 1 маю 1905 г. эскадра З. П. Рожественского достигла бухты Ван-Фонг, откуда вышла в последний переход к Владивостоку. Ночью 14 мая 50 кораблей соединения вошли в Корейский пролив, где несколькими часами позже произошло Цусимское сражение. В ходе этого сражения «Аврора» действовала в составе Крейсерского отряда контр-адмирала О. А. Энквиста. Из-за выбранного З. П. Рожественским построения кораблей «Аврора», как и прочие крейсера своего соединения, в первые 45 мин сражения с 13 ч. 45 мин. до 14 ч. 30 мин. участия не принимала. К 14 ч. 30 мин. девять японских крейсеров построенных в Англии, выбрали своими целями транспортные корабли русской эскадры, и «Аврора» вместе с флагманским крейсером «Олег» вступили с ними в бой. По мере возможности им также помогали «Владимир Мономах», «Дмитрий Донской» и «Светлана». Однако разгром русской эскадры был уже неизбежен. С наступлением ночи 15 мая разрозненные корабли русской эскадры предприняли отдельные попытки прорыва во Владивосток. Так, «Аврора», «Олег» и «Жемчуг» предприняли такие попытки, но неуспешно. Уклоняясь от торпедных атак японских миноносцев, эти корабли получили приказ О. А. Энквиста повернуть на юг, тем самым покинуть зону боя и Корейский пролив. К 21 мая эти три крейсера с почти закончившимися запасами топлива смогли достичь Филиппинских островов, где в порту Манила были интернированы американцами. Во время Цусимского сражения «Аврора» получила серьёзные повреждения; 10 человек экипажа было убито, ещё 80 — ранено. Единственным погибшим в бою офицером крейсера оказался его командир капитан 1-го ранга Е. Г. Егорьев.

Находясь в Маниле в течение четырёх месяцев, экипаж «Авроры» своими силами проводил ремонтно-восстановительные работы. 10 октября 1905 г., получив сообщение об окончании войны с Японией, на крейсере был вновь поднят Андреевский флаг и гюйс; американцы возвратили ранее сданные орудийные замки. Получив предписание вернуться на Балтику, «Аврора» достигла Либавы 19 февраля 1906 г. Здесь прошло освидетельствование состояния корабля. После этого силами Франко-Русского, Обуховского заводов и Кронштадского военного порта прошёл ремонт крейсера и его артиллерийского вооружения. Уже в 1907 — 1908 гг. «Аврора» смогла принять участие в учебных плаваниях.
Примечательно, что отечественные военно-морские конструкторы ещё в 1906 г., т.е. когда «Аврора» только вернулась в Либаву, оценили новый качественный уровень развития кораблестроения других стран. Главным инспектором кораблестроения К. К. Ратником было составлено предложение с целью изучения новинки того времени — турбинного двигателя — воздержаться от немедленной постройки крупных кораблей с такой энергетической установкой, а установить их на «Аврору» и «Диану» либо построить крейсер водоизмещением до 5000 т по типу крейсера «Новик». Однако это предложение выполнено не было.
Когда в сентябре 1907 г. была введена новая классификация кораблей российского флота, то согласно ей (крейсера теперь подразделялись на броненосные крейсера и крейсера, а не по рангам и в зависимости от системы бронирования) «Аврора», равно как и «Диана», была отнесена к крейсерам.
В 1909 г. «Диана» (флагман), «Аврора» и «Богатырь» были включены в состав «Отряда судов, назначенных для плавания с корабельными гардемаринами», и после высочайшего смотра Николаем II отправились 1 октября 1909 г. в Средиземное море, в акватории которого находились до марта 1910 г. За это время было проведено множество различных учений и занятий. 1911 — 1913 гг. «Аврора» оставалась учебным кораблём, совершив дальние плавания в Таиланд, на о. Ява.
В июле 1914 г. накопившийся узел противоречий между странами двух блоков — Антанты и Германии с её союзниками — разорвался, и началась Первая мировая война. В середине августа почти после десятилетнего перерыва «Аврора» была включена в состав боевых кораблей, её зачислили во 2-ую бригаду крейсеров. Все корабли этой бригады были построены ещё перед русско-японской войной, поэтому командование стремилось использовать их лишь в качестве дозорной службы.
В ноябре-декабре 1914 г. «Аврора» обследовала фарватеры, ведшие из Финского в Ботнический залив. Зиму «Аврора» и «Диана», которая также была включена в состав этого соединения, провели в Свеаборге, где за это время прошли некоторую модернизацию. Затем — опять дозорная и шхерная служба.

Лишь во время кампании 1916 г. «Авроре» довелось принять участие непосредственно в боевых действиях. В это время крейсер состоял в распоряжении командования Морского корпуса, где на ней сдавали экзамены по управлению кораблем. За этот год 75-мм орудия крейсера были переоборудованы таким образом, чтобы иметь возможность вести огонь по низколетящим малоскоростным самолётам, чего хватало для успешной стрельбы по самолётам времён Первой мировой войны. Так, находясь в Рижском заливе «Аврора» успешно отражала атаки с воздуха.
Но на корабле требовалось провести ремонт, почему 6 сентября 1916 г. «Аврора» прибыла в Кронштадт. В сентябре её перевели в Петроград к достроечной стенке Адмиралтейского завода. За время ремонта было заменено второе дно в районе МКО, получил новые котлы и отремонтированные паровые машины. Было подвергнуто модернизации и вооружение крейсера: был увеличен наибольший угол возвышения 152-мм орудий и соответственно максимальная дальность стрельбы; подготовлены места для установки трёх 76,2-мм зенитных орудий системы Ф. Ф. Лендера, которые, однако, установили лишь в 1923 г.
27 февраля 1917 г. на Адмиралтейском и Франко-Русском заводах, силами которых производился ремонт, началась забастовка. Командир «Авроры» М. И. Никольский, желая предотвратить бунт на корабле, открыл по попытавшимся сойти на берег матросам огонь из револьвера, за что в итоге был застрелен восставшей командой. С этого момента командиры корабля избирались судовым комитетом.
С 24 октября 1917 г. «Аврора» принимала участие непосредственно в революционных событиях: по приказу Временного революционного комитета (ВРК) в этот день крейсер поднялся вверх по течению Большой Невы от достроечной стенки завода к разведенному юнкерами Николаевскому мосту, заставив последних его оставить. Затем электрики «Авроры» свели проёмы моста, тем самым соединив Васильевский остров с центром города. На следующий день все стратегические объекты города находились в руках большевиков. По договорённости с секретарём ВРК В. А. Антоновым-Овсеенко «Аврора» «незадолго до начала приступа Зимнего дворца по сигнальному выстрелу Петропавловки даст пару холостых выстрелов из шестидюймовки». В 21 ч. 40 мин. выстрел орудия Петропавловской крепости последовал, и спустя пять минут «Аврора» произвела один холостой выстрел из носового 152-мм орудия, сделавший её знаменитой. Однако штурм Зимнего дворца с эти выстрелом напрямую никак не связан, так как начался позже.

В конце октября 1922 г. началась расконсервация крейсера, чтобы в дальнейшем его использовать в качестве учебного корабля для Балтийского флота. В праздничный день 23 февраля 1923 г., несмотря на то, что «Аврора» была ещё технически неготова, на крейсере был поднят флаг и гюйс. За июнь 1923 г. корпус корабля был значительно отремонтирован, несколько позже он был перевооружён, в том числе были переделаны артиллерийские погреба и элеваторы. Так, «Аврора» получила десять 130-мм орудий (вместо 152-мм), два 76,2-мм зенитных орудия системы Лендера, две пары 7,62-мм пулемётов «Максим». 18 июля провели ходовые испытания, и уже осенью крейсер принял участие в маневрах кораблей Балтийского флота.
Но канонизация «Авроры» началась ранее. 3 августа 1923 г. шефство над крейсером взял Центральный Исполнительный Комитет, т.е. верховный орган государственной власти. Это сразу же повысило идеолого-политический статус корабля, возведя его в ранг символа революции.
В 1924 г. «Аврора» совершила свой первый дальний поход под советским флагом: крейсер обогнул Скандинавию, достиг Мурманска и Архангельска. Вплоть до 1927 г. корабль участвовал в различных походах (преимущественно в территориальных водах СССР). 2 ноября 1927 г. в честь 10-летней годовщины революции «Аврору» наградили единственной на тот момент государственной наградой — орденом Красного Знамени:
«Президиум, с искренним восхищением вспоминая в дни 10-летия Октябрьской революции борьбу крейсера «Аврора» на передовых позициях революции, награждает его орденом Красного Знамени за проявленные им отличия в Дни Октября.
(Из постановления ЦИК.)»
В том же году была снята кинофильм-эпопея «Октябрь», где в съёмках приняла участие и «Аврора». Эти два события сделали крейсер ещё более известным.
С 1928 г. крейсер вновь стал учебным кораблём и ежегодно совершал учебные походы на борту с курсантами за границу. В частности, «Аврора» посетила Копенгаген, Свинемюнд, Осло, Берген. Визит в Берген в августе 1930 г. стал для «Авроры» последним заграничным походом из-за изношенности котлов (треть их была выведена из эксплуатации). Крейсеру требовался капитальный ремонт, на который он отправился в конце 1933 г. В 1935 г. по разным причинам, в том числе и потому, что ремонтировать морально и технически устаревший корабль было нецелесообразно, ремонт прекратили. Теперь ставшую несамоходной из-за того, что рабочие завода им. Марти не успели за время ремонта заменить котлы, «Авроре» пришлось стать учебной брандвахтой: её выводили на Восточный Кронштадтский рейд, где на ней проходили практику курсанты первых курсов военно-морских училищ.

По мнению некоторых исследователей, в 1941 г. «Аврору» планировали исключить из состава флота и списать, однако этому помешала начавшаяся Великая Отечественная война. Когда создалась угроза выхода немецких войск к Ленинграду, крейсер был немедленно включён в систему противовоздушной обороны Кронштадта. Ещё в июне 1941 г. курсанты «Авроры» ушли на фронт, затем началось постепенное сокращение экипажа крейсера до 260 человек, который распределяли на действующие корабли Балтийского флота либо на фронт.
К началу войны «Аврора» имела десять 130-мм орудий, четырёх 76,2-мм зенитных орудий, трёх 45-мм пушек, одного пулемёта «Максим». С июля 1941 г. с «Авроры» начали демонтировать её артиллерийское вооружение и использовать его либо на других кораблях, например, на канонерках Чудской военной флотилии, либо использовать в составе сухопутных батарей. 9 июля 1941 г. из 9 130-мм орудий крейсера сформировали артиллерийскую батарею специального назначения. Из изысканных в арсеналах Ленинграда и Кронштадта орудий вскоре сформировали и 2-ую батарею, и обе были переданы 42-ой армии Ленинградского фронта. В истории обороны Ленинграда они известны как батарея «А» («Аврора») и батарея «Б» («Балтиец» / «Большевик»). Из собственно экипажа «Авроры» в личном составе батареи «А» было лишь малое количество. По наступающему врагу батарея «А» впервые открыла огонь 6 сентября 1941 г. Затем в течение недели батарея вела бой с немецкими танками, сражаясь в полном окружении до последнего снаряда. К исходу восьмого дня боёв из 165 человек личного состава вышли к своим только 26.
Сам же крейсер «Аврора» принял участие в боевых действиях под Ленинградом 8 сентября 1941 г. Оставшемуся на корабле экипажу приходилось отражать налёты немецкой авиации, и 16 сентября, по свидетельствам очевидцев, зенитчикам «Авроры» удалось сбить один вражеский самолёт. При этом «Аврора» постоянно находилась под артиллерийским обстрелом, который время от времени вели немецкие батареи вплоть до окончательного снятия блокады Ленинграда. Всего за время войны крейсер получил не менее 7 попаданий. В конце ноября условия обитания на крейсере стали невыносимыми, и экипаж перевели на берег.
Так о скромном, но всё же значимом участии «Авроры» в обороне Ленинграда высказался нарком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов:
« Крейсер «Аврора» не представлял серьёзной боевой ценности, но нёс посильную службу все годы войны. На долю отдельных кораблей выпадает долголетняя служба, даже и после того, как они "потеряли" первоначальные боевые качества. Таков крейсер «Аврора».

В середине 1944 г. было решено создать Ленинградское Нахимовское военно-морское училище. Часть нахимовцев планировалось разместить на плавучей базе, которой временно должна была стать «Аврора». Однако по решению А. А. Жданова крейсер «Аврора» должен был быть навечно установлен на Неве, «как памятник активного участия моряков Балтийского флота в свержении буржуазного Временного правительства» и начались работы по восстановлению водонепроницаемости корпуса крейсера, получившего многочисленные повреждения. В течение трёхлетнего капитального ремонта - с середины июля 1945 г. по середину ноября 1948 г. были отремонтированы: корпус, гребные винты, бортовые паровые машины, бортовые гребные валы, кронштейны валов бортовых машин, оставшиеся котлы; также было проведено переустройство в связи с новой функцией корабля-плавбазы - это переустройство негативным образом сказалось на сохранении исторического облика крейсера. На это также повлияло участие «Авроры» в роли «Варяга» в одноименном фильме, снятом в 1947 году. 17 ноября 1948 года крейсер впервые занял своё место на вечной стоянке на Большой Невке и сразу же на «Авроре» была размещена выпускная рота нахимовцев. С этого времени и до 1961 г. стало традицией для нахимовцев-выпускников жить и служить на «Авроре».

Постановлением СМ РСФСР №1327 от 30 августа 1960 г. «Авроре» был придан официальный статус корабля-памятника, охраняемого государством. С 1961 г. в музей, который существовал на корабле с 1950 г. по инициативе нескольких офицеров, был открыт свободный вход, а его экспозиция расширена. Вскоре «Аврора» стала одним из популярных мест в городе, куда и сейчас приезжают обязательно все туристы города на Неве и начинают сильнее уважать русских.

Канонизация «Авроры» и превращение её в корабль-символ произошло в 1967 году,когда в честь 50-летнего юбилея революции 1917 г. «Аврора» вновь произвела холостой выстрел из бакового 152-мм орудия ровно в 21 ч. 45 мин. В феврале 1968 г. крейсер был награждён вторым по значимости в стране орденом — Октябрьской революции. Так, «Аврора», однажды став первым орденоносным кораблём, стала и первым дважды орденоносным кораблём в истории советского ВМФ.
К концу 1970-х годов корпус «Авроры» пришёл в аварийное состояние. Требовался ремонт-реконструкция. После выработки предложений специально созданной комиссии ремонт начался в августе 1984 г. и продолжался до августа 1987 г. Вместо полной реставрации было решено заменить старый корпус на более крепкий. «Реставрация» «Авроры» шла по оригинальными чертежами, но многое в изначальное состояние привести так и не удалось в виду с многочисленным перестройкам корпуса крейсера до этого, обошлась примерно в 35 млн рублей.

26 июля 1992 г. на «Авроре» был вновь поднят Андреевский флаг и легендарный корабль стал нести службу уже в составе Российского ВМФ. 1 декабря 2010 года крейсер «Аврора» приказом министра обороны РФ был выведен из состава ВМФ и передан на баланс Центрального военно-морского музея. Военный экипаж крейсера переформировали на штат численностью трое военнослужащих и 28 человек гражданского персонала. При этом «Аврора» сохранила статус военного корабля.


21 сентября 2014 г. «Аврора» была отбуксирована в ремонтный док Кронштадтского морского завода Минобороны РФ для капитального ремонта. и благополучно вернулась домой и стоит сейчас обратно на том месте, где стоит уже 70 лет.

По материалам прессы и http://fishki.net/1909929-bronepalubnyj-krejser-i-ranga-avrora.html





















Спущенный на новом Адмиралтействе или Новой Голландии крейсер Первого ранга "Аврора"-по фотографии Карл Булла.
Продолжение фотографий следует

3 июля экспедиция русского мореплавателя Смена Дежнёва. Флот до Петра I

3 июля 7156 Лета или 1648 «ДЛЯ ПРИИСКУ НОВЫХ ЗЕМЛИЦ...» отправилась экспедиция Дежнева на 6 кочах.
Кочи — так назывались морские корабли поморов. Ходили они на них и на Грумант-землю, и в Мангазею и еще дальше — к устьям великих сибирских рек. Но те кочи, что покачивались на волнах Колымы, отличались от кочей, ходящих на Грумант. Сработанные выходцами из Поморья, ушедшими из Архангельска - древнейшего русского порта осваивать Сибирь, суда предназначались для прохода по речным просторам. Но именно этим судам предстояло совершить плавание — одно из самых выдающихся в истории морских походов русских на северо-востоке Азии.


Коч.
По-своему ценен был этот русский, настоящий сибирский корабль. Незначительная осадка в полном грузу, немногим меньше сажени, позволяла кочу проходить по мелководью. Сажень это — 213,36 см. Русские казаки смело ходили по сибирским рекам, заглядывали далеко в их верховья. Можно было пользоваться и «заберегой» — полосой чистой воды вдоль берега, и даже «голоменью» — открытым морем, морем северным, со льдами и жестокими ветрами. При попутном ветре на море маленькому деревянному кораблю удавалось пройти до 200-250 км в сутки, то есть за короткую в северных широтах навигацию можно было совершать весьма длительные походы по студеным водам.

Перенесёмся на 369 лет назад, в один из июньских дней 1648 года - такой же как и сегодня 3 Июля. Интересная картина откроется перед взором: у деревянною причала Колымского острога на легкой волне мерно покачиваются шесть кочей. На берег высыпало все население провожать в дальний поход. В неизведанные и давно забытые края уходили родные служивые люди.

Степенно вышел на берег колымский ясачный сборщик Второй Гаврилов. Степенно, истово благословил крестом промышленную ватагу во главе с бывшим поморским крестьянином Ивановым Дежневым. 90 «охочих служивых людей» отправились на Анадырь, чтобы соболями, моржовым клыком пополнить государеву казну.

Обернувшись, ясачный сборщик встретился взглядом с Герасимом Анкудиновым — человеком своенравным, жестоким и жадным до наживы. Немало неприятностей учинил он нижнеколымскому приказчику, да и здесь своевольничал. Челобитные отписывал государю: пусти, мол, в Анадырь вместо Семейки Дежнева, я тебе прибыль добрую соберу: «А всего с тое новые реки Анадыря, с новых неясашных людей, возьме тебе, государю, ясаку семь сороков соболей». Пытался и самого Дежнева в челобитных оклеветать. Видать, и теперь не отказался от своего замысла. Слышал Второй Гаврилов от верных людей, что собирается Герасим Анкудинов на Анадырь самостоятельно. И коч вроде бы наготове стоит. Посмотрим, посмотрим...

А в это время ловко управляемые холщовыми парусами кочи Семена Дежнева уже заскользили по реке и спустились в Ледовитый океан. Известный исследователь поморского судостроения М. И. Белов так описывает корабль отважных первопроходцев: «Делались кочи из «мелкослойного» сухого соснового леса, упругого и гибкого, стойкого при сжатии льдами. В длину судно достигало 18-19 м, в ширину 4-4,5 м, поднимало до 2 тысяч пудов груза. Для управления судном достаточно было 10-15 человек. Кроме экипажа, коч мог перевозить от 30 до 50 пассажиров. Для рыбной ловли, поездок на берег, стаскивания с мели на палубе коча имелось два карбаса или лодки-набойницы.

фото отсюда http://wowpopup.ru/pomorskiy-koch-svoimi-rukami/#3
Ходили кочи под большим холщовым парусом, 13 м в высоту и 8-8,5 м в ширину. Парусом управляли при помощи веревок — дрогов (фалов), вожжей (шкотов), буглин и др. В носовой части при помощи ног (вантов) укреплялась высокая мачта — шегла, а на корме имелось рулевое управление, состоящее из сопца (руля) и двух веревок, идущих от концов дуги к большому колесу с «железными веретенами» — штурвалу.

В оснащение коча входило несколько железных якорей и якорные канаты — шеймы. На палубе в кормовой части помещалась «казенка» — каюта. Экипаж размещался под палубой, в отсеках — «заборницах». Отправляясь в поход на море, где «кручины великие» и «ветры страшные раздирные», казаки брали с собой по два или три паруса и несколько запасных веревок. При коче всегда имелся инструмент: долота, скобели, топоры, тесла, сверла, пилы и запасные части, особенно скобы и железные полуаршинные гвозди.

Крупным недостатком сибирского коча на море являлось отсутствие оснащения, позволявшем ходить при встречном ветре. При «противном» ветре мореходы отстаивались в бухтах или вытаскивали суда на берег, а то и на льды. В крайне ограниченных размерах могла быть использована сила бокового ветра. Легкий, послушный на волне, имеющий килевое устройство, коч был все же неустойчив во время бури. Требовалось много самообладания и отваги, чтобы вести судно среди разбушевавшейся стихии...

Но вернемся к ватаге Семена Дежнева. Кто же бросил вызов «Студеному морю», решив «большой водой» пробиться на Анадырь? Есть основания считать родиной Семена Дежнева древнее поморское поселение Пинегу - в одном из прошений царю мореходец упоминает об Иване Иванове — своем племяннике, который не числился «ни в тягле, ни в посаде», а скитался «меж двор». В переписной же книге Холмогорского уезда 1710 года отмечалось, что в деревне Осиновская Дежневы владели землей и двором, в частности земля и двор принадлежали Ивану Иванову Дежневу, ушедшему в «давние времена» на заработки. Следы Ивана Дежнева затем обнаруживаются в Пустоозере. Как и пятьдесят лет назад, когда Семен Дежнев подавал челобитную государю, племянник по-прежнему скитается. История умалчивает, почему пинежский крестьянин покинул родину и подался в Сибирь, поступил на государеву службу, стал казаком. Нам лишь известны более поздние годы жизни Семейки Дежнева.

Вместе с Семеном в путь на Анадырь отправились такие же выходцы из крестьян русского Поморья. Опытные, сведущие в мореплавании среди льдов люди. Кирилл Стефанов, Петр Аникеев Щукин, Василий Алексеев, Ларион Логинов, Панфил Лаврентьев и другие отважно шли «для прииску новых землиц», и ничто не могло остановить их продвижения. Вместе с кочами Дежнева следовали и «разбойные люди» Герасима Анкудинова.

Три месяца мореплаватели шли вообще не встречая льдов, а годом раньше Дежнев не смог из-за льдов дойти даже до мыса Шелагского, близ устья Колымы. Дул попутный ветер, и до самых «коряцких юрт» бежали кочи, «паруса не опущаючи». Только здесь настигла их первая буря.

Первая буря — первые потери. Погибли два коча, экипажи которых с трудом добирались до берега, где их поджидали воинственные коряки. Местные жители, которых год спустя допросил другой полярный мореплаватель Михаил Стадухин, показали, что «наши де люди их побили, а остальные же люди жили де край моря, и про них мы не знаем, живы ли оне или нет». А они были живы и упрямо шли на восток: четыре коча Семена Дежнева и то самое судно Анкудинова.

Великое «море-океян» насылало на них встречные восточные и северо-восточные ветры. Мимо проплывали неприветливые, безжизненные берега. В черной, с сизыми отливами воде отражались суровые скалы, покрытые лишайниками кирпичного цвета и зеленым мхом. Ни одной крупной реки. Лишь мелководные и безлесные речушки. Никаких признаков жизни, ни одного встречного человека!



В первый день сентября справа по борту открылся каменный мыс, круто падающий в море с семисотметровой высоты. Могли ли предполагать мореплаватели, что спустя двести с лишним лет знаменитый исследователь полярных стран Нильс Адольф Эрин Норденшельд назовет этот мыс именем их предводителя — Семена Дежнева? Могли ли думать они, что именно им принадлежит честь открытия пролива, отделяющего Азию от Америки? Если считается ,Что Колумб открыл Америку, то ватага же Семена Дежнева доказала своим путешествием, что Новый Свет является самостоятельным материком и теперь есть проход между Азией и Америкой. А кочи тем временем входили в пролив, где сходились воды двух океанов — Ледовитого (студеного) и Тихого.

Сурово встретила стихия двух океанов небольшие суда. У «Большого Каменного Носа, — вспоминал потом Дежнев, — разбило судно служивого человека Ерасима Анкудинова с товарищами». Но мужество не покидает людей. Семен Дежнев высаживается на Каменный Нос, чтобы описать его. «Тот Нос вышел в море гораздо далеко», — записывает первый исследователь пролива названным потом Беринговым. Мореплавателям позднейших времен приходилось только дивиться тому, с какой тщательностью и как точно русский помор определил местоположение мыса, какие достоверные сведения дал о прилегающих заливах, реках и чукотских поселениях. Это лишний раз говорит о природной одаренности русского морехода, отмечает биограф С. Дежнева М. И. Белов, который, располагая лишь простейшими приборами и компасом (этот навигационный прибор был известен поморам под именем «матка»), смог точно определить самый восточный мыс Азии.

Великое открытие, значения которого полностью сами поморы не могли оценить по достоинству было сделано между делом. Кочи направились на юг. Четыре паруса, несмотря на штормы и бури, упрямо следовали на Анадырь. Стали приветливее берега, попадались удобные для стоянки бухты, по правому горизонту расстилались горы. На Чукотском мысу предводитель «промышленной ватаги» решил сделать остановку: нужен был отдых людям, да и море изрядно потрепало оставшиеся суда.

Мореплаватели занимались ремонтом кочей, посещали ближние острова, населенные эскимосами, готовились к продолжению длительного плавания. Встречи с местными жителями помогли наметить план дальнейшего похода. В это время на поморскую экспедицию напало воинственное племя чукчей. Во время стычки получил ранение ближайший сподвижник Семена Дежнева Федот Алексеев. И кочам пришлось выйти в открытое море, не дождавшись, прекращения бури.

Не успел скрыться берег, как налетевший шквал Ветра разлучил поморские корабли. «И того Федота, — вспоминал Дежнев, — со мною, Семейкою, на море разнесло без вести». По рассказам камчадалов поздних времен можно предположить, что коч Алексеева достиг берегов Камчатского полуострова, где спустя некоторое время и нашли свой вечный покой и сам Федот, и Герасим Анкудинов, и их спутники.

Корабль Дежнева, судя по показаниям самих участников последних дней плавания, потеряло управление и на 102-й день путешествия было выброшено на берег в районе Олюторского полуострова. «И шли мы, — пишет Дежнев, — все в гору, сами пути себе не знаем, холодны и голодны, наги и босы... и попали на Анадыр реку близко морю, и рыбы добыть не смогли, лесу нет, и с голоду мы, бедные, врозь разбрелись». Половина отряда двинулась на поиски следов кочевий, но, проблуждав двадцать дней в незнакомом краю, повернула назад. Из них только Фома Пермяк, Сидор Емельянов и Иван Зырян, вконец обессиленные, возвратились назад, к Семену Дежневу.

Весной 1649 года юкагиры, кочевавшие по тундре, с изумлением увидели незнакомых людей, пробивавшихся на утлых суденышках вверх по Анадырю. 12 человек — все, кто остался от экспедиции Дежнева, — вместе со своим предводителем продолжали путь. В верхнем течении реки поморы построили острожек, обнесли его крепкой деревянной стеной, обложили валом, вырыв глубокий ров. Это было первое русское поселение в краю, богатом красной рыбой. И хотя главное ожидание не сбылось: тайги здесь не было, а значит, не было и пушного зверя, уже через год началось освоение русскими восточной оконечности Азии. Так завершился один из самых выдающихся морских походов поморских крестьян. Отважные мореходы написали новую страницу в истории обследования русскими побережья Северного Ледовитого океана.

Вдоль всей береговой линии «Студеного моря», преодолевая бури и льды, ходили русские на кочах. Много имен сохранила история. В Оленек, на Алазею и Колыму ходил морем казак Иван Ребров. Его товарищ Тимофей Булдаков водил караваны судов от устья Лены на Колыму. От Лены до Алазеи совершил смелый переход приказчик Третьяк Алексеев. Прекрасными мореходами славились на Лене и Колыме промышленники Воропаевы. Это благодаря им и сотням других мореплавателей-поморов мы обязаны открытием ставшего теперь привычным Северного морского пути. Это они составляли карты и лоции.



Семен Дежнев жил во времена, когда Россия вновь, после отхода ледникового периода осваивала Сибирь. Это освоение Сибири нельзя было сравнить с варварским вторжением английских и французских колонизаторов в Америку, в которую русские до образования пролива между континентами пешком ходили. Открытие и освоение Сибири совершали не военачальники с армией, покоряя народы силой а простые русские любопытные люди, которые просто ценят свою свободу и поэтому ценят свободу и других. "бескровным завоеванием» называют присоединение Сибири к России А. И. Герцен: «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков, — писал он, — перешли на свой страх океаны льда, и везде, где оседали усталые кучки в мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана».

Всего 60 лет разделяют поход дружины Ермака от похода Ивана Москвитина к берегам Охотского моря. Гигантская территория, протянувшаяся с запада на восток на 4 тыс. километров, привлекла к себе внимание ремесленников и купцов, посадских людей и ярыжек, «беглых холопов» своими неосвоенными пространствами, несметными богатствами недр, бесценной пушниной. Эти разные, но одинаково мужественные люди в таежных дебрях проложили первую борозду под хлеб, это они строили здесь рудники и шахты, прокладывали Северный морской путь, строили города" Ю. ВЯТИЧ


#Коч Шло время, поморы и казаки осваивали бескрайние просторы полярных морей и Сибири, где менялись условия плавания, видоизменялся и сам коч, приспосабливаясь к новой ледовой обстановке менял очертания и сам коч, чтобы его льды просто выдавливали, как скорлупку ореха, а не ломали.

По бурному Баренцеву морю поморы ходили на морских кочах, которым и льды были не страшны. К «мангазейскому ходу» подходящим был коч, приспособленный для мелководий и волоковому пути. На великих сибирских реках коч уже превращался в типично речное судно упрощенной постройки, для прохода по мелководью.

Здесь показан вид кочей «переходного» периода, на которых было возможно длительное нахождение в море в условиях Северных широт. На таких судах шли казаки Семёна Дежнёва покорять Северные просторы океанов.

Чертежи кочей выполнены на основе архивных материалов капитаном 2-го ранга В. НАУМЕНКОВЫМ
#Русский_Парусный_Флот_До_Петра_Первого.
#3_июля #Коч

Источник: "Моделист-Конструктор" 1973, №10



Нашла собранный Коч

Поморский Коч. Неужели его собрали своими руками русские умельцы за свой счет?
В других Странах поддерживают создание моделей кораблей, а у нас даже легендарный Штандарт собирали всем миром которому не дают войти в русские воды и теперь мы его не видим на Алых Парусах, а ходит шведский Парусник, чтобы доказать молодежи, что у русских флота не было, ходит шведский парусник под Алыми парусами по Неве - русской снежной реке. Вообще позор! Флот был и все моряки знают, что у нас был самый лучший и мощный флот в Мире и именно благодаря нашему легендарному Флоту у нас самая огромная территория в Мире.

Фотографии строительства Алексеевских доков в корабельной бухте Севастополя. Крым. 1883-1886 год.

Что я думаю? Какие же англичане сволочи, что уничтожили Крым в Крымскую войну. Россия не получила компенсацию за полное уничтожение Черноморского флота , древнейшего русского города и доков. Уникальные архивные фотографии корабельной стороны Севастополя.
Строительство Алексеевских доков в Севастополе 1883 г. - 1886 г. #Русский_Парусный_Флот
После того, как старые русские доки были взорваны и уничтожены англичанами и французами во время Крымской войны русским пришлось заново строить новые и восстанавливать старые. Севастополь лежал в руинах и был практически стерт с лица земли. Это было огромное Кладбище.
Начали зализывать раны и приступили к постройке доков приступили лишь в 1881-году, после передела Мира и разделения Америки и Европы, когда начали вновь составлять сметы и чертежи новых доков.
УНИКАЛЬНЫЕ АРХИВНЫЕ ФОТО КОРАБЕЛЬНОЙ СТОРОНЫ

Алексеевские доки в Севастополе 1883 г.-1886 г.

СПРАВКА:
Алексеевские доки в Севастополестроили с 6 мая 1883 г. - 6 апреля 1886 г.
После того как доки были взорваны англичанами во время Крымской войны доки пришлось восстанавливать заново.
Какой же это был титанический труд! Низкий поклон нашим предкам.

Общий вид каменоломни во время добычи гранита для строительства Алексеевских доков.


Общий вид строительных работ по сооружению Алексеевских доков в корабельной бухте.





Вид обвала западной стороны выемки под Алексеевские доки.

Участники закладки одного из Алексеевских доков (Западного) во время молебна.


Вид строительства одного из Алексеевских доков в корабельной бухте.

Вид на строительство Алексеевских доков со стороны корабельной бухты.

Вывоз грунта из выемки под один из Алексеевских доков с помощью повозок.

Общий вид выемки под камеру затвора одного из Алексеевских (Западного) доков.

Общий вид строительства одного из Алексеевских доков в корабельной бухте.


Вид бетонной кладки западной обшивки одного из Алексеевских доков.

Общий вид одной из отстроенных камер Алексеевских доков, сооруженных в корабельной бухте.

Панорама бухты у пароходной пристани. На заднем плане виден Павловский мыс, где расположены сейчас корпуса госпиталя ЧФ.

Вид миноносок (специальных минных судов) и поповок (артиллерийских плавучих батарей) на рейде.

Барбетный броненосец "Синоп" и эскадренный броненосец "Чесма" в Алексеевском доке.

Вид первого военного судна в Алексеевском доке.

Вид части территории судоверфи завода РОПИТ
(Русского общества пароходства и торговли).

Вид миноносок (специальных минных судов) и поповок (артиллерийских плавучих батарей) в доке судоверфи завода РОПИТ (Русского общества пароходства и торговли)

Вид корпусов судоверфи завода РОПИТ (Русского общества пароходства и торговли)
#ИсторияСевастополя

Фото нашла тут https://ok.ru/yuzhnyforp/topic/66770585152446

Русский Броненосный Крейсер "Громобой" .Российский Императорский Флот

Броненосный крейсер "Громобой"
Russian cruiser 'Gromoboi' lying at Port Melbourne Railway Pier, 1901















Броненосный крейсер Российского флота "Громобой" был построен на верфи Балтийского завода в Санкт-Петербурге и вступил в строй в 1900 году.


По некоторым данным это Россия


Сразу после ввода в строй «Громобой» был переведён на Дальний Восток и вошёл в состав Эскадры Тихого океана (прибыл во Владивосток 30 июня 1901 г.). В составе Владивостокского отряда участвовал в Русско-японской войне.




14 августа 1904 г. во время боя в Корейском проливе крейсер "Громобой" получил серьёзные повреждения; потери в личном составе — 91 убитый и 185 раненых.


13 октября 1904 г. потерпел аварию в заливе Посьета и до конца февраля 1905 г. находился в ремонте. 24 мая 1905 г. подорвался на мине у о. Русский и был введён в строй только в сентябре 1905 г.
После войны вернулся на Балтийское море; участвовал в Первой мировой войне.
Владивосток 1903-1904 гг.
Владивосток, 1903-1904 гг.
1904 г.


Потерпел аварию на банке Клыкова в зал. Посьета, ремонт до 9.02.1905 г. Подорвался на мине у о. Русский 11.05.1905 г., ремонт до сентября. После войны вернулся на Балтику, прибыл в Либаву 26.03.1906 г. Капитальный ремонт до 1911 г. в Кронштадтском порту. Участвовал в I мировой войне (в 1915-16 г.г.)
В ноябре 1917 года совершил переход из Гельсингфорса в Кронштадт, опыт этого похода был использован для последующего Ледового похода Балтийского флота. К концу 1918 г. "Громобой" был передан на хранение в порт. В 1922 г. крейсер был продан на слом в Германию, при буксировке выброшен на берег и разбился об аванпорт Лиепаи, был разобран на месте.
По маатериалам
http://ljwanderer.livejournal.com/185946.html
Постаралась дополнить фотографиями, которые нашла в Интернете

Россия в праве ожидать от своих морских начальников более существенного, чем готовности пойти ко дну

.. " Россия в праве ожидать от своих морских начальников чего-нибудь более существенного, чем готовности пойти ко дну"
Но именно возможность в случае чего геройски пойти ко Дну предрекла то, что случилось с русским Флотом.
Хорошая подборка причин поражения Русского Флота в Японской Войне, но тут ни слова не сказано о том, что революционно настроеных матросов вывозили с Балтики на верную погибель, зная о превосходстве англичанами построееного флота для Японии.

Цусима была продолжением Крымской или Восточной Войны Англии против России.
Оригинал взят у ilya_prosto в Цусимское морское сражение. Когда история должна пойти впрок. Часть 1.

Цусимское морское сражение русского флота с японским, произошедшее в Русско-Японскую войну, 13-14 Мая 7413 Лета или 27-28 мая 1905 года по новому стилю, является нарицательным именем полной неудачи. Это горькая страница нашей истории, тем более, что ошибки, приведшие к поражению, мы видим и спустя более 100 лет. Но великие народы без страха смотрят на свои поражения, признают и анализируют их, что делает их сильнее.

В данном материале мы постараемся как можно подробнее разобраться в причинах Цусимской трагедии на всех уровнях - от государственной политики Российской Империи до технического состояния снарядов - её роли в нашей истории. И проведём некоторые параллели с сегодняшним днём.

Начали.

Collapse )



Политическая ситуация, приведшая к Русско-Японской войне 1904-1905 гг.

К началу ХХ века в Российской Империи сформировался класс буржуазии, претендовавший на ведущую роль в образовании политики страны, стремившийся оттеснить главную на тот момент опору государства - дворянство. Развивающийся с середины ХIX столетия, особый толчок он получил в период освоения Средней Азии и Америки. Оказалось, что на востоке есть множество выгодных рынков сбыта, не охваченных европейскими производителями. Влияние русских предпринимателей распространялось всё дальше на юг и восток - северный Афганистан, северный Иран, северо-восточный Китай. В это же время европейские колониалисты стремились получить для себя выгодные условия в слабом и отсталом Китае - англичане, немцы, французы и японцы захватили в нём приморские колонии, откуда налаживали выгодный им товарооборот. Российская империя подоспела едва ли не к концу дележа территорий в Юго-Восточной Азии, играя на противоречиях между Китаем и Японией. Япония претендовала на освоение Кореи и Ляодунского полуострова, Китай стремился заручиться поддержкой России. Однако, наши царские дипломаты сделали несколько странных манёвров - предали китайцев и кинули японцев, в результате чего у России появилась вассальная территория Маньчжурии, названная Желтороссией, арендованный незамерзающий Порт-Артур, но при этом были испорчены отношения с китайским союзником, занявшим выжидательную позицию, и с японским конкурентом.

Здесь стоит отметить парадоксальность и неумеренность русских дипломатов, министров и самого царя. Было ясно, что конфронтации с Японией не избежать, однако, будучи ещё совсем неготовыми к войне, русские высокомерно намекали японцам о том, что нацелены на победу.

Подготовка сторон к боевым действиям на море.

"Победа любит подготовку" - эта фраза была явно не знакома российским чиновникам от флота и руководству страны.

Для Тихоокеанского флота были заложены корабли по программе 1898 года, окончиться строительство должно было в 1904-1905 гг., о чём японцам было известно - например, японскому послу демонстрировали едва начатые броненосцы на верфях. Часть заказа из-за слабости промышленности вообще и кораблестроительства в частности, было размещено за рубежом. При этом чиновники Морского ведомства неоднократно вступали в сговор с зарубежными верфями, делили средства (ситуация с "Мистралями" ничего не напоминает?), результатом чего стали устаревшие корабли, за которые переплатили. Лейтенант Шмидт писал об этом следущее:
«Пребывание в Либаве в течение 8 месяцев, во время приготовления эскадры Рожественского, ярко осветило мне те язвы бюрократического режима, которых я не мог видеть в коммерческом флоте. Я видел, что в этом страшном механизме поощряется все, кроме честной работы. Я видел, куда идут кровавым потом добываемые миллионы, и мне стало отвратительно участвовать в нем».

Лейтенант Пётр Шмидт. 1900-е.


Из построенных за рубежом кораблей, лишь часть удовлетворяла современным требованиям. Таким был, например, бронепалубный крейсер "Варяг", построенный в США, хотя и с некоторыми недостатками, вроде отсутствия бронещитов, защищающих прислугу орудий в бою.

Крейсер "Варяг". Хорошо видно орудие главного калибра, не защищённое бронещитом.



Япония так же разместила часть своего заказа на постройку флота за рубежом - В Англии у старого соперника России. При этом соблюдала режим секретности, из-за чего окончание программы и готовность японского флота уже в 1903 году стало для России неприятным сюрпризом. Одна из ведущих кораблестроительных держав - Великобритания - вела против России политику сдерживания, в результате чего корабли для японцев были выстроены по последнему слову техники, вдобавок, значительное количество японских морских офицеров прошло подготовку у англичан, включая будущего главкома японского флота при Цусиме адмирала Того. Кроме того, японцы покупали уже готовые корабли, например, в Италии были куплены два корабля, один из которых бронепалубный крейсер. Что интересно, итальянцы, строившие их для Аргентины, первоначально предложили их России, когда аргентинские заказчики отказались платить за выполненную работу. Но адмирал Рожественский, будущий главком русского флота, а на тот момент Начальник Морского Штаба, отказался от предложения, якобы из-за того, что корабли не подходят русскому флоту по типу. Японцам же они прекрасно подошли для победы.



Беспорядок в министерствах.

Ещё одним осложняющим подготовку русского флота фактором был беспорядок и хаос в работе министерств.

Так, Главный Морской Штаб занимался вопросами стратегии предстоящей войны. На нём лежит ответственность вообще за ситуацию, когда Россия вступила в войну только с одной эскадрой на Тихом Океане, из-за чего потребовался переход 2-й Тихоокеанской Эскадры, заведомо обречённый, как мы дальше увидим.

Морской Технический Комитет отвечал за подготовку документации и чертежей кораблей, при этом постоянно вносил изменения в уже созданную программу, что увеличивало срок постройки, затягивало процесс переговоров с подрядчиками и вставало казне в кругленькую сумму.

Главное Управление Кораблестроения и Снабжения (ГУКиС), напротив, не имея никакого отношения к технической части, распоряжалось финансовой стороной дела: кредитами, размещением заказов и поиском подрядчиков. При этом чиновники гнались за дешевизной, не забывая про собственный карман.

И, наконец, добавим, что ГУКиС и МТК не имели связи друг с другом, отдельно докладывая Морскому Министру, который тормозил работу то одного, то другого ведомства по требованию их представителей, т.к. ГУКиС понятия не имело о внесённых технических изменений из МТК и, наоборот, МТК не знал, способны ли подрядчики выполнить технические задания, что приводило к очередным правкам.
В феврале 1900 года по вопросу задержек в строительстве броненосца «Ослябя» писал Н.Субботин:

"Медленность в устройстве водоотливной системы из-за выполнения несколькими фирмами: один делает турбины, другой трубы, третий электромоторы. Появляются вопросы, нарождается переписка, объяснение, обсуждение, а дело стоит."

Н. Субботин.



Корабли строились по пять лет, успевая устареть к началу войны.

Кадры решают всё?

Как бы ни работала система государственной власти и какими бы ни были корабли, важнейшим остаётся кадровый вопрос, ведь именно качества людей являются решающими. Начнём сверху.

Про ошибочность политики царских дипломатов и царя Николая II немного написано выше, поэтому разберём личности нескольких высших государственных деятелей, ответственных за подготовку к войне.

1) Великий князь Алексей Александрович, глава Морского Ведомства.



Его двоюродный брат, Александр Михайлович, так же великий князь, в своих мемуарах:

Великий князь Александр Михайлович



"Я был глубоко потрясен и, забыв общеизвестные черты характера нашего милейшего генерал-адмирала, отправился к дяде Алексею. Свидание носило скорее комический характер. Все вооруженные силы Микадо на суше и на море не могли смутить оптимизма дяди Алексея. Его девиз был неизменен: — «Мне на все наплевать». Каким образом должны были проучить наши «орлы» «желтолицых обезьян» так и осталось для меня тайной. Покончив таким образом со всеми этими вопросами, он заговорил о последних новостях Ривьеры. Что дал бы он, чтобы очутиться в Монте-Карло (до ужаса напоминает любовь к Куршавелю, правда? - прим. автора статьи). Пошли вопросы: видел ли я мисс X. и понравилась ли мне мисс Y.? Не соберусь ли я к нему пообедать и вспомнить старое? Его повар изобрел новый способ приготовления стерляди, представлявший собою величайшее достижение кулинарного искусства, и т. д."

Ещё длинный фрагмент, раскрывающий так же личность будущего главкома Рожественского:

"Эпизод с «крейсерской войной» причинил мне громадное разочарование. Я надеялся, что Никки (Николай II - прим. автора статьи) оставит меня в покое, перестанет рассчитывать на мою помощь и спрашивать моих советов. Но я ошибался. Мое мнение опять понадобилось. Начинался новый кошмар. Мы сидели в Царском с Никки, дядей Алексеем и Авеланом и обсуждали новый важный вопрос. Нам предстояло решить, должны ли мы утвердить план адмирала Рожественского, который предлагал отправить наши военные суда на Дальний Восток, на верную гибель?

Вице-адмирал Ф. Авелан



Сам адмирал не питал каких-либо надежд на победу. Он просто думал о том, что надо «чем-нибудь удовлетворить общественное мнение». Наш флот и тысячи человеческих жизней должны были быть принесены в жертву невежественным газетным «специалистам по морским вопросам». Эти последние открыли недавно существование некоторых технических морских терминов, в роде «боевой коэффициент»,«морской тоннаж» и т. п., и старались ежедневно доказать в газетных столбцах, что японцев можно пустить ко дну соединенными силами наших тихоокеанской и балтийской эскадр. (т.е. решения принимаются на поводу у прессы? вернее, у хозяев прессы? - прим. автора статьи)

Никки объяснил нам причину нашего совещания и просил нас всех искренно высказать свое мнение по этому вопросу.

Дядя Алексей ничего не мог сказать и имел гражданское мужество в этом признаться. Авелан говорил много, но не сказал ничего путного. Его речь была на тему «с одной стороны нельзя не сознаться, с другой стороны нельзя не признаться»... Рожественский блеснул еще раз основательным знанием биографии Нельсона. Я говорил последним и решил не церемониться. К моему величайшему удивлению было решено последовать моему совету и наш Балтийский флот на верную гибель в Tихий океан не посылать.

В течение двух недель все было благополучно, но к концу второй недели Никки снова изменил свое мнение. Наш флот должен был все-таки отправиться на Дальний Восток, и я должен был сопровождать Государя в Кронштадт для прощального посещения наших кораблей. По дороге в Кронштадт я снова пробовал высказать свою точку зрения и встретил поддержку в лице весьма опытного флаг-капитана императорской яхты «Штандарт». Государь начал снова колебаться. В душе он соглашался со мною.



Императорская яхта "Штандарт"



— Дай мне еще раз поговорить с дядей Алексеем и Авеланом, — сказал он, когда мы переходили на яхту адмирала. — Дай мне поговорить с ними с глазу на глаз. Я не хочу, чтобы твои доводы на меня влияли.

Их заседание длилось несколько часов. Я же, в роли «enfant terrible», ожидал их на палубе.

— Ваша взяла, — сказал Авелан, появляясь на палубе: — мы приняли неизменное решение эскадры на Дальний Восток не посылать.

«Неизменность» решения Никки продолжалась десять дней. Но он все же переменил в третий и в последний раз свое решение. Наши суда, матросы и офицеры должны были все-таки быть принесены в жертву на алтарь общественного мнения.

14 мая — в девятую годовщину коронации — наш обед был прерван прибытием курьера от Авелана: наш флот был уничтожен японцами в Цусимском проливе, адмирал Рожественский взят в плен. Если бы я был на месте Никки, я бы немедленно отрекся от престола. В Цусимском поражении он не мог винить никого, кроме самого себя. Он должен был бы признаться: что у него недоставало решимости отдать себе отчет во всех неизбежных последствиях этого самого позорного в истории России поражения. Государь ничего не сказал, по своему обыкновению. Только смертельно побледнел и закурил папиросу.

В этот день Наследнику Алексею исполнилось ровно девять с половиной месяцев, и прошло немного более трех месяцев со дня убийства дяди Сергея в Москве."


2) Адмирал Рожественский.



Из воспоминаний того же великого князя Александра Михайловича:

"В тот же день я встретил адмирала Авелана, моего бывшего командира по «Рынде», превосходного моряка, который, однако, совершенно не подходил для административного поста морского министра. Ни он, ни начальник главного морского штаба, адмирал Рожественский не могли мне объяснить, что же теперь произойдет и каким образом мы с нашими сорока пятью боевыми единицами, составлявшими Тихоокеанскую эскадру, сможем одержать победу над японскими судами, построенными на английских судостроительных верфях?

От волнения налитые кровью глаза Авелана буквально на лоб. Рожественский же заявил, что готов немедленно отправиться в Порт-Артур и встретиться с японцами лицом к лицу. Его почти Нельсоновская речь звучала комично в устах человека, которому была вверена почти вся власть над нашим флотом. Я напомнил ему, что Россия в праве ожидать от своих морских начальников чего-нибудь более существенного, чем готовности пойти ко дну.

— Что я могу сделать, — воскликнул он: — общественное мнение должно быть удовлетворено. Я знаю это. Я вполне отдаю себе отчет в том, что мы не имеем ни малейшего шанса победить в борьбе с японцами.

— Отчего вы не думали об этом раньше, когда высмеивали моряков микадо?

— Я не высмеивал,— упрямо возразил Рожественский: — Я готов на самую большую жертву. Это тот максимум, который можно ожидать от человека.

И этот человек с психологией самоубийцы, собирался командовать нашим флотом!"


Прекрасная характеристика руководства страны. Но спустимся уровнем пониже...и обнаружим так же кадровую трагедию на самом флоте. Моряки для 2-й Тихоокеанской эскадры призывались из запаса, утерявшие навыки за годы крестьянской жизни, русские комендоры плохо стреляли на предельные дистанции, офицеры управления огнём полагались на огонь средних калибров, высший офицерский состав флота не отличался энтузиазмом, а один из немногих людей духа адмирал Макаров несчастливо погиб в Порт-Артуре на броненосце "Петропавловск" в самом начале войны.

Русские моряки, на рубеже ХIХ и ХХ веков.



Русские морские офицеры, начало ХХ века.



Адмирал Макаров.



В противовес этому японцы имели развитый торговый флот, благодаря чему у них были поколениями воспитанные матросы, и, как писалось выше, их офицерский состав от среднего до высшего уровня прошёл актуальную подготовку в иностранных государствах, включая Британскую Империю. Кроме того, японцы были решительно настроены стать ведущей державой на Тихом океане, что положительно сказывалось на мобилизации японского общества, армии и флота - "От этого сражения зависит судьба империи", говорили они о предстоящей Цусиме.



Поход.

С точки зрения военного искусства поход 2-й Тихоокеанской эскадры с самого начала выглядел сомнительным. У Российской империи не было морских баз на маршруте следования эскадры, напротив, иностранные державы заламывали цены за пополнение припасов. Путь из Балтики до Порт-Артура проходил частью вокруг Африки, частью через Суэцкий канал, корабли встречались у Мадагаскара и держали путь мимо Индии. Дальность перехода привела к необходимости загрузить по максимуму как боевые корабли, так и транспорты снабжения углём, продуктами питания, водой и боеприпасами, что привело к глубокой осадке кораблей. Броневой пояс провалился ниже ватерлинии, малозащищённая надстройка была прекрасной мишенью для японцев, углы возвышения орудий даже главного калибра были недостаточно высокими.



Долгий путь без остановок измотал экипажи кораблей. Дисциплина падала, попытки офицеров устраивать учения натыкались на необходимость соблюдать график следования.

За движением русской эскадры наблюдал весь мир, репортёры тогдашних СМИ подробно описывали поход, в результате чего японцы прекрасно знали о составе сил русских и об их маршруте.

Корабли 2-й Тихоокеанской эскадры перед походом.



Тем не менее эскадра в составе 38 кораблей дошла до Цусимского пролива. В эскадре было:

- 8 эскадренных броненосцев, основная ударная сила;

- 3 броненосца береговой обороны;

- 3 броненосных крейсера;

- 2 больших бронепалубных крейсера;

- 3 малых бронепалубных крейсера;

- 1 крейсер 2-го класса (посыльное судно);

- 1 вспомогательный крейсер;

- 9 эсминцев;

- 7 вспомогательных судов;

На заключительном этапе похода обстановка ещё больше ухудшилась. К этому моменту из-за безынициативности и нерешительности высшего руководства дальневосточной армии пала главная база Тихоокеанского флота в Порт-Артуре, где были пленены остатки 1-й Тихоокеанской эскадры.



Сухопутные войска под командованием Куропаткина терпели поражение за поражением из-за пассивной стратегии и тактики, нанося в некоторых сражениях больший урон японцам, но проигрывая из-за постоянных отступлений. Царь Николай II поставил командующему эскадрой адмиралу Рожественскому расплывчатую задачу в своём стиле: овладеть господством в Японском море. Рожественский счёл данный приказ абсурдным и ставил перед своей эскадрой единственную задачу - прорваться в оставшийся у России Владивосток. При этом он понимал, что эскадра может пойти только по кратчайшему пути через Цусимский пролив, т.к. топлива на переход вокруг Японии не хватит. По неизвестной причине Рожественский так же отказался оставить транспортные корабли в международных портах Китая, ограничивая скорость эскадры 9 узлами. Русские корабли по прежнему были тяжело нагружены, зарываясь в воду. Было известно, что инфраструктура порта Владивостока не рассчитана на приём такого количества кораблей. Так же адмирал Рожественский отказался от проведения предварительной разведки. Словом, адмиралом овладело трагическое осознание бессилия и бесперспективности предстоящего дела, как и его старшими офицерами. Фактически, руководство эскадры морально капитулировало уже перед началом боя.

Адмирал Того



Японский объединённый флот адмирала Того встречал наши корабли в значительном численном и качественном превосходстве:

- 4 эскадренных броненосца 1-го класса;

- 8 броненосных крейсеров;

- 2 больших бронепалубных крейсера;

- 10 малых бронепалубных крейсеров;

- 1 броненосец 2-го класса;

- 3 крейсера 2-го класса;

- 3 минных крейсера;

- 21 эсминец-истребитель;

- 43 миноносца;

Всего 95 кораблей, находившихся в портах Японии в готовности к выходу. Русскую эскадру должны были встретить разведывательные отряды и сообщить основным силам по радио.
Японские моряки от адмирала Того до последнего матроса были мобилизованы и нацелены на решительную победу, т.к. понимали, что от исхода боя зависит итог войны.